Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: Кубанская Народная Республика  (Прочитано 10858 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Landser

  • Модератор
  • Старейшина форума
  • *****
  • Отзывы +266/-0
  • Сообщений: 8 627
  • Наши дети - наше будущее
    • Просмотр профиля
Кубанская Народная Республика
« : Декабрь 22, 2010, 12:42:25 »

Кубанская Народная Республика — несоветское государство на территории бывшей Кубанской области и Кубанского Казачьего Войска, образовавшееся после краха Российской империи и существовавшее в 1918—1920 годах.

Политика Временного правительства, приведшая к развалу Русской армии, ставила под вопрос и целостность страны — не будучи в состоянии противостоять центробежным самостийным тенденциям окраин государства. 5(18) октября 1917 г., несмотря на решительный протест представителя Временного правительства, Краевая казачья рада Кубани принимает постановление о выделении края в самостоятельную Кубанскую республику. При этом половина населения области — иногородние — лишалась своих избирательных прав, так как правом голоса при выборе кандидатов в новый орган управления наделялись исключительно казачье, горское и численно крайне незначительная часть иногороднего населения — «коренные» крестьяне-старожилы.

Во главе состоявшего преимущественно из социалистов новоиспечённого кубанского правительства был поставлен войсковой атаман — полковник А. П. Филимонов. Против решения Рады выступили фронтовые казаки и коренные крестьяне, которые, выразив протест против непатриотичных и недемократических действий Рады, вышли из её состава.

Генерал А. И. Деникин — главнокомандующий Добровольческой армии, для которой Кубань стала «колыбелью», вынужденный на протяжении всех двух лет гражданской войны на Юге России вести борьбу с самостийностью кубанских вождей и, несмотря на эту роковую с точки зрения исхода гражданской войны на Юге рознь, тем не менее дважды спасавший революционно-демократическое правительство Кубани от разгона, избегая раскола в рядах белого движения — писал впоследствии в «Очерках русской смуты» относительно мотивов кубанского сепаратизма и самостийности:   Мотивами к такому негосударственному решению вопроса — отделению «Кубанской республики» — послужили тревога «стариков» за участь казачьих земель, которым угрожала общерусская земельная политика, честолюбие кубанской социалистической интеллигенции, жаждавшей трибуны и портфелей и, наконец, украинские влияния, весьма сильные среди представителей черноморских округов.   

Провозглашение республики

28 января 1918 года Кубанской краевой войсковой Радой во главе с Н. С. Рябоволом, на землях бывшей Кубанской области была провозглашена независимая Кубанская народная республика со столицей в Екатеринодаре. 16 февраля 1918 года было избрано её правительство во главе с Л. Л. Бычом, 4 декабря принята Конституция. Республика направила заявку на вступление в Лигу Наций. 10 февраля 1919 года была утверждена государственная символика.

После того, как в марте 1918 года большевики заняли «столицу Кубани» — Екатеринодар, оставленный без боя Отрядом Кубанской Рады под командованием только что произведённого ею в полковники (и сразу же — в генерал-майоры) В. Л. Покровского, а также Кубанскую область, ими была образована Кубанская советская республика (апрель—май), затем Кубано-Черноморская советская республика (май—июль), затем Северо-Кавказская советская республика (июль—декабрь).

Среди кубанцев имел место конфликт между Радой, с одной стороны и кубанским офицерством — с другой. 30 мая 1918 в станице Мечетинской состоялось собрание на котором офицеры во главе с атаманом Филимоновым призвали к расправе с правительством и Радой. Переворот мог вызвать раскол среди рядового казачества, поэтому командующий Добровольческой армией А. И. Деникин призвал Филимонова к прекращению конфликта и тем спас членов Рады от самосуда офицеров. Деникин вспоминал:

Впоследствии полковник Филимонов не раз говорил:
— Я хотел еще в Мечетке покончить с правительством и Радой, да генерал Деникин не позволил.


Противостоящая большевикам Кубанская народная республика первоначально заключила против них союз с Украинской державой гетмана Скоропадского (планировалось объединение Украинской державы, Всевеликого Войска Донского и Кубанской Народной Республики на федеративных  началах), затем с Добровольческой армией генерала Корнилова (после его смерти — Деникина).

Значительная часть казачества Кубани (в основном «черноморцы» — потомки переселившихся в конце XVIII века на Кубань запорожцев), экономически и политически более сильная, в определённой мере тяготела к Украине как таковой, будь то Украинская держава или УНР (наиболее видными представителями этой части казачества Кубани были Кондрат Бардиж, Николай Рябовол и Лука Быч).

Представители данной «черноморской» партии осуществляли контакты со всеми небольшевистскими силами Украины и вели с ними переговоры о возможности объединения и его форме, что в наше время даёт основания некоторым исследователям называть всю Кубанскую народную республику (укр. Куба?нська наро?дна респу?бліка) украинским государством, однако, официально таковым она никогда не провозглашалась.

Хронология Кубанских республик
28 января 1918 Кубанской краевой войсковой Радой во главе с Н. С. Рябоволом, на землях бывшей Кубанской области была провозглашена Кубанская народная республика со столицей в Екатеринодаре. 16 февраля 1918 года было избрано её правительство во главе с Л. Л. Бычом, 4 декабря принята Конституция. Республика направила заявку на вступление в Лигу Наций.
в марте 1918 Екатеринодар заняла Красная Армия, Кубанская Рада покинула Екатеринодар и 13 апреля на Кубани была образована Кубанская советская республика.
30 мая по 6 июля 1918 — Кубано-Черноморская советская республика в составе РСФСР (столица — Екатеринодар)
с 7 июля по 3 августа 1918 Екатеринодар был столицей Северо-Кавказской советской республики, объединившей Кубано-Черноморскую, Ставропольскую и Терскую советские республики.
3 августа 1918 Екатеринодар был занят силами Добровольческой армии.

В январе 1920 года Кубанская народная республика разорвала отношения с белой армией и позже заключила союз с небольшевистскими Горской Республикой и Грузией. При объединении с первой из них предполагалось создать Кубанско-Горскую Федерацию, которая, однако, организована не была из-за наступления Красной Армии, в результате успешных действий которой в ходе Кубано-Новоросийской операции в начале 1920 года территория Кубани перешла под контроль советской власти.

Кубанская народная республика, её правительство и Кубанское Казачье Войско были упразднены. Часть населения Кубани в дальнейшем подверглось различным репрессиям.
Записан

Landser

  • Модератор
  • Старейшина форума
  • *****
  • Отзывы +266/-0
  • Сообщений: 8 627
  • Наши дети - наше будущее
    • Просмотр профиля
Записан

Landser

  • Модератор
  • Старейшина форума
  • *****
  • Отзывы +266/-0
  • Сообщений: 8 627
  • Наши дети - наше будущее
    • Просмотр профиля
Re: Кубанская Народная Республика
« Ответ #3 : Декабрь 22, 2010, 12:50:28 »

Кубанское краевое правительство в годы революции и Гражданской войны на Кубани в 1917-1920


Профессор кафедры новейшей отечественной истории Кубанского госуниверситета,
к.и.н., доцент А.А. Зайцев

 

В переломные для России годы ХХ столетия история смоделировала на Кубани уникальную ситуацию, дающую представление о характере деятельности краевых органов власти, альтернативных сначала центральному Временному правительству, а затем советскому и деникинскому режимам. Почти три года (с апреля 1917 по март 1920 г.) у власти на Кубани находилось правительство, провозгласившее свой, «третий» путь в революции, что дало основание А.И. Деникину назвать ситуацию, сложившуюся в 1917 г. в казачьих регионах Юга России, «троевластием» (Временное правительство, Советы и казачьи органы власти). Хотя современные историки склонны считать, что фактически в послереволюционной России, в том числе и на Юге, сложилось многовластие (дополнив упомянутое политическое «трио» гражданскими комитетами и иными органами революционного самоуправления), в годы Гражданской войны на Кубани главные роли в военно-политическом противостоянии принадлежали Советской власти, а точнее - большевикам, на штыках иногородних солдат принесшим революцию в область, противостоявшим им казачьим Раде и правительству, и, наконец, командованию Белой армии. Так кубанское казачество и его органы власти оказались между «молотом и наковальней» сил революции и контрреволюции.

За это время на Кубани, именуемой в 1917 г. Кубанской областью, а в 1918-1920 гг. Кубанским краем, у власти сменились 3 атамана (генералы А.П. Филимонов, Н. М. Успенский, Н.А. Букретов), 5 председателей правительства (А.П. Филимонов, Л.Л. Быч, Ф.С. Сушков, П.И. Курганский, В.Н. Иванис). Еще чаще менялись составы правительства — в общей сложности 9 раз.

Эта «министерская чехарда» во многом была следствием противоречий между украиноязычным черноморским и русскоязычным линейным казачеством Кубани. Первое, экономически и политически более сильное, стояло на федералистских (а зачастую откровенно проукраинских сепаратистских) позициях. Второе традиционно ориентировалось на «матушку-Россию», послушно следуя в русле «единонеделимческой» (от лозунга «Великая, единая, неделимая Россия») политики.

Противоречия не исчерпывались внутривойсковыми, так как само кубанское казачество составляло меньшую половину населения области, владея при этом 80 % земель. Сословные противоречия между казаками и иногородними крестьянами носили на Кубани антагонистический характер, что определило особую остроту политического противостояния и вооруженной борьбы. Даже после создания в 1918 г. коалиционного краевого правительства и созыва Рады с участием представителей иногороднего крестьянства, противоречия между двумя основными сословиями Кубани не исчезли.

Помимо внутренней конфронтации кубанское правительство и Рада постоянно испытывали напряженность в отношениях с командованием Белой армии – генералами Л.Г. Корниловым, затем А.И. Деникиным и, наконец, П.Н. Врангелем. Особенно эти противоречия обострились с середины 1919 г., когда от рук белогвардейских «боевых соратников» по борьбе с большевизмом погиб председатель Кубанской Рады Рябовол Н.С., а в результате печально известного «Кубанского действа» - разгона Рады, был казнён священник Кулабухов А.И. Образно говоря, кубанские казаки, воевавшие по обе стороны линии фронта, были «своими среди чужих и чужими среди своих». Такова лишь общая картина, исторический контекст был гораздо сложнее.
 
Итак, спустя три недели после Февральской революции 1917 г. управление Кубанской областью и Черноморской губернией перешло к комиссарам Временного правительства кадетам К.Л. Бардижу и Н.Н. Николаеву, а наказный атаман генерал-майор М. П. Бабыч был отстранен от должности и отправлен в отставку «с мундиром и пенсией».

Новая власть стремилась не допустить конфронтации с казачьей администрацией в отделах области и старалась опереться на нее. В разосланной в середине марта Временным Кубанским областным комитетом инструкции о выборах гражданских комитетов проведение этой важной акции возлагалось на казачьи органы управления. Одновременно, в марте и апреле прошли перевыборы атаманов и органов казачьего самоуправления. Были смещены сторонники свергнутого режима, наиболее одиозные представители старых властей.

Первые крупные разногласия открыто выявились на областном съезде представителей населенных пунктов Кубанской области, проходившем в Екатеринодаре с 9 по 18 апреля. На него прибыли более тысячи человек: 759 представителей станиц, аулов, сел и хуторов, а также делегаты от партий, различных организаций и групп. Руководящую роль на съезде играли эсеры, что предопределило и характер принятых на нем решений. Съезд подтвердил полномочия гражданских комитетов как органов новой власти, однако не распространил их функции на территории с казачьим населением, где сохранялось атаманское правление. Съезд таким образом закрепил существование двух параллельных структур управления в области. Вместо Временного Кубанского исполнительного комитета на основе паритетного представительства казаков, горцев и иногородних съезд избрал областной совет из 135 человек и его исполнительной комитет, в который вошли по 2 представителя от казаков и иногородних от каждого отдела и 4 от горцев. Однако съезд выявил серьезные противоречия между казаками и иногородними и не смог достичь согласия по вопросам изменения управления области, предоставления равных прав с казаками невойсковому населению, урегулирования землевладения и землепользования. Особенно остро обсуждался последний вопрос. Съезд подтвердил права на паевые земли и войсковое имущество, а принятие окончательного решения отложил до созыва Учредительного собрания.

Еще во время съезда уполномоченных населенных пунктов его участники-казаки объявили себя Войсковой Радой. 17 апреля казачий съезд подтвердил создание Кубанской войсковой Рады и образовал Временное Кубанское войсковое правительство. В его состав вошли семь членов Кубанского областного исполнительного комитета и восемь избранных Радой представителей казачества. Было решено, что до следующей сессии Войсковой Рады правительство должно входить в состав Исполнительного комитета. Председателем Рады стал Н. С. Рябовол, бывший до революции главой правления Черноморско-Кубанской железной дороги. Правительство возглавил полковник Генерального штаба, ранее бывший атаманом Лабинского отдела, А.П. Филимонов, а позже - Л.Л. Быч. 12 октября 1917 г. А. П. Филимонов был избран атаманом Кубанского казачьего войска.

Часть деятелей Рады, так называемые «черноморцы» или федералисты, к которым принадлежали Н.С. Рябовол, Л.Л. Быч, являлись сторонниками автономии Кубани, ее «самостийного» существования, другие - «линейцы» придерживались курса на развитие области в составе единой и неделимой России. К ним принадлежал и атаман А. П. Филимонов. В течение всех лет существования Рады между этими группировками шла непрекращающаяся борьба.

На основе «Временных положений о высших органах власти в Кубанском крае» управление в области передавалось Кубанской Раде, которая должна была избираться «правомочным» или полноправным местным населением: казаками, горцами и коренными крестьянами. В то же время избирательного права лишались иногородние крестьяне, имевшие менее трех лет оседлости, и рабочие. «Положение» предусматривало, что из числа своих членов Кубанская Рада должна сформировать Законодательную Раду и избрать войскового атамана. Исполнительная власть возлагалась на войсковое правительство в составе 10 членов кабинета, из которых трое являлись представителями горцев и иногородних. Оно являлось подотчетным Законодательной Раде. В политической области программа Рады отстаивала незыблемость казачьих прав и привилегий при сохранении неполноправности иногородних. В сфере экономики был взят курс на сохранение традиционного землевладения и землепользования, а также развитие частной собственности. Такая программа, подкреплявшаяся заявлениями о единстве интересов всех казаков, позволила Раде привлечь к себе тысячи тех из них, которые, не желая возврата самодержавных порядков, не могли поступиться своими земельными наделами и правами и готовы были их отстаивать, независимо от того, откуда исходила угроза.

В течение всего мая и июня 1917 г. войсковое правительство действовало совместно с гражданскими комитетами. Этот союз подтверждался и решениями I Всероссийского казачьего съезда, состоявшегося в начале июня в Петрограде. На нем была выражена поддержка Временному правительству, а также заявлено о сохранении в неприкосновенности собственности казачьих войск и развитии их самоуправления. Противоречия между казаками и иногородними, открыто проявившиеся уже на областном съезде крестьянско-казачьих депутатов, усилились в ходе июльских событий 1917 г.  Еще в июне войсковое правительство заявило о разрыве с иногородними, а 2 июля казачьи представители ушли с заседания Кубанского областного исполкома, вышли из его состава и образовали Кубанский войсковой Совет.

9 июля К. Л. Бардиж, выполняя решение Временного правительства, объявил о передаче власти Кубанской Раде и упразднении областного Совета и исполкома. В свою очередь Рада приступила к ликвидации местных Советов. В станичных приговорах исполкомы признавались нежелательными и распускались. В станицах восстанавливалось атаманское управление, а в селениях - власть старшин. Не всегда это происходило мирным путем: нередко возникали столкновения между сторонниками и противниками войскового правительства.

Таким образом, если в центре России 4 июля период т.н. «двоевластия» закончился переходом власти в руки Временного правительства, то на Кубани «первую скрипку» стало играть казачье правительство. Вторая краевая Рада, заседавшая 24 сентября – 4 октября, т.е. ещё до вооружённого восстания в Петрограде, 7 октября приняла первую Конституцию Кубани – «Временные основные положения о высших органах власти в Кубанском крае». Управление областью, переименованной в край, передавалось краевой Раде, которая должна была избираться не только казаками, но и остальным «правомочным» населением – горцами и коренными крестьянами. Таким образом избирательного права лишались иногородние, имевшие менее трёх лет оседлости, и рабочие. Во вновь создаваемом краевом правительстве три места из десяти выделялось представителям неказачьего населения, в т.ч. горцам.

Следовательно, под юрисдикцию кубанского краевого законодательства попадало не только казачье войсковое сословие, но и всё остальное население края. При этом иногородние вместе с рабочими ущемлялись в избирательных правах и фактически не были допущены в органы законодательной и исполнительной власти. Естественно, что в крае, где казаки составляли меньшинство населения, принятие подобной конституции было воспринято как акт государственного переворота. Социалистические партии забили тревогу по поводу создания на Кубани «аристократической республики». Как и в июле, кубанские парламентарии предвосхитили развитие событий в Петрограде, приготовив в качестве альтернативы ещё не провозглашённому государству диктатуры пролетариата казачью республику. Её «внутрисословный» демократизм никак не сочетался с авторитаризмом по отношению к остальному населению края.

После получения сообщения о свержении Временного правительства на всей территории Кубанской области с 26 октября было введено военное положение, запрещено проведение митингов, собраний. В отделы от имени атамана и войскового правительства направлялась телеграмма, в которой население призывалось к борьбе с Советской властью: «Узнав о преступном мятеже большевиков в Петрограде, войсковой атаман и войсковое правительство Кубанского войска постановили защищать Временное правительство всеми имеющимися в их распоряжении средствами, и в случае захвата  власти большевиками в Петрограде - такой власти не признавать; вести с изменниками, предателями родины беспощадную борьбу».

Всю полноту власти взяло на себя Кубанское войсковое правительство. По его распоряжению были заняты почта и телеграф в Екатеринодаре, усилилось давление на Советы, часть которых была распущена, проводились многочисленные аресты. 2 ноября большевики перешли на нелегальное положение и 5 ноября создали ревком для подготовки вооруженных отрядов Красной гвардии. Напряжение нарастало с каждым днем. Достаточно было малейшего повода, чтобы положение в области обострилось еще больше.

В это время в Екатеринодаре проходил 1-й областной съезд иногородних, открывшийся 1 ноября. Он рассматривал вопросы правового положения и земельного обеспечения крестьянства Кубани, которые, однако, разрешить не смог. Эсеро-меньшевистское большинство съезда, искавшее классового и межсословного компромисса, не желало идти на конфликт и разрыв с казачьими властями и отклонило предложенные большевиками резолюции о признании Советского правительства и отмене военного положения.

С 1 по 11 ноября в Екатеринодаре проходила работа I сессии Кубанской Законодательной Рады, на которой вместо Временного войскового правительства было образовано Кубанское краевое правительство. Его председателем стал Л.Л. Быч. Новое название отражало изменения в политике Кубанской Рады, вызванные разраставшимися сословно-классовыми противоречиями и поисками в этих условиях союзников. Рада стала искать поддержку среди всего населения области, заявив, что она намерена выражать интересы иногородних и горцев. Одновременно, пытаясь укрепить свои позиции, Кубанская Рада все чаще и чаще обращалась к использованию военной силы.

Особые надежды возлагались на казачьи части, возвращавшиеся на Кубань с фронта. Но именно фронтовые казаки были настроены оппозиционно по отношению к краевому правительству, считая, что оно выражает лишь интересы верхов, а не всего казачества. Часть возвращающихся казаков и солдат оказались распропагандированными большевиками и в дальнейшем составили опору Советов. Глава краевого правительства Л.Л. Быч вынужден был отметить, что «в декабре... стали возвращаться на Кубань казачьи войска, и они внесли свою, притом большую лепту в смысле ускорения процесса большевизации». А газета «Вольная Кубань» писала, что «надежды войскового правительства на поддержку воинских частей, прибывших с фронта, не оправдались. Ни одна воинская часть, вернувшаяся с фронта, не подчинилась войсковому правительству». Им вторил и генерал Алексеев, с горечью констатировавший, что «кубанские казаки нравственно разложились». Сами казаки говорили – «мы не большевики и не кадеты, мы – казаки-нейтралитеты». В этих условиях Рада приступила к формированию собственных «войск Кубанского края» под командованием штабс-капитана В.Л. Покровского.

В декабре 1917 г. Кубанская Рада сделала попытку заручиться поддержкой иногородних. С этой целью было решено объединить заседания Рады и 2-й сессии съезда иногородних, который продолжил свою работу с 12 декабря. Однако в условиях крайней поляризации социальных сил о выработке единых решений не могло быть и речи. Раскол произошел как среди иногородних, так и среди казаков. Раде удалось привлечь к себе зажиточную часть иногородних, тогда как беднейшее казачество заявило о поддержке революции совместно с иногородним крестьянством.

В результате вместо объединенных заседаний в Екатеринодаре одновременно проходили два съезда: в театре «Мон-Плезир» - съезд трудовых казаков и части иногородних лиц, или второй Кубанский областной съезд иногородних, а в «Зимнем театре» - 2-й общеобластной съезд представителей казаков, иногородних и горцев, состоявший из сторонников Кубанской Рады. Последний избрал объединенную Законодательную Раду в составе 45 казаков, 45 иногородних и 8 горцев и новое краевое правительство, внес изменения в систему выборов, расширив права иногородних. Для участия в выборах устанавливался двухлетний срок проживания на Кубани. Кроме того, один из помощников атамана должен был избираться из числа иногородних. В это время Съезд иногородних потребовал передачи всей власти в руки Советов и постановил признать Совет Народных Комиссаров «как власть, опирающуюся на всю революционную демократию страны», объявив одновременно о непризнании всех постановлений Краевой Рады и правительства. Принятая съездом резолюция «Об организации власти на Кубани» не оставляла надежды на достижение соглашения со сторонниками Рады. Съезд избрал областной Совет народных депутатов под председательством большевика И.И. Янковского. Таким образом, в декабре 1917 г. расстановка политических сил в области достигла крайней степени обострения.

8 января 1918 г. первая сессия объединенной Законодательной Рады провозгласила Кубань самостоятельной республикой, входящей в состав России на федеративных началах. Позднее это даст повод деникинским офицерам – «единонеделимцам», ратовавшим за единую и неделимую Россию, иронизировать по поводу казачьей государственности: «И журчит Кубань водам Терека - я республика, как Америка».

Во вновь избранном «паритетном» правительстве Л.Л. Быча все 5 министерских портфелей, выделенных иногородним, получили социалисты - 4 эсера и меньшевик. Если к этому добавить, что в недавнем прошлом и сам Л.Л. Быч и министр земледелия Д.Е. Скобцов отдали дань участию в социалистическом движении, то очевидно, что правительство по сути было коалиционным.

Таким образом, перед лицом угрозы большевизма политическое руководство казачества пошло на компромисс с иногородними социалистами. Но было поздно - волны революционных потрясений докатились и до границ доселе спокойной Кубани. И хрупкая правительственная коалиция, просуществовав немногим более месяца, уступила место союзу Рады с Л.Г. Корниловым. Так угроза слева повлекла за собой крен вправо. Кубань неотвратимо погружалась в пучину гражданской войны.

После того, как в течение января 1918 г. Советы взяли власть в свои руки в Армавире, Майкопе, Тихорецке, Темрюке и ряде станиц, ими было начато формирование красногвардейских отрядов. В Черноморской губернии советская власть победила еще раньше - в Туапсе уже 3 ноября, а в Новороссийске - 1 декабря 1917 г. Поэтому Черноморье и стало тем плацдармом, откуда начались атаки на Екатеринодар.

Вторым очагом большевизма на Кубани стали части 39-й пехотной дивизии, которая организованно прибыла в область с Кавказского фронта и дислоцировалась вдоль железнодорожной ветки Армавир-Кавказская-Тихорецкая. Именно в Армавире - первом из городов Кубани - 2 января 1918 г. была установлена советская власть, а полутора месяцами позднее состоялся 1-й съезд Советов Кубанской области во главе с Я.В. Полуяном. Он и провозгласил власть Советов на всей территории Кубани. В руках краевого правительства оставался лишь Екатеринодар. С занятием его 14 (1) марта войсками И.Л. Сорокина начался полугодовой советский период в истории Кубани.

Изгнанные из Екатеринодара Рада и правительство в обозе вооруженного отряда под командованием новоиспеченного генерала В. Л. Покровского искали встречи с Добровольческой армией. Признав в обращении к населению по случаю ухода, что казачество «не смогло защитить своих избранников», Рада надеялась найти защиту под сенью штыков армии генерала Л.Г. Корнилова.

23 (10) февраля 1918 г. Добровольческая армия, покинув Ростов-на-Дону, вступила в пределы Кубанской области, пытаясь обрести здесь социальную опору для организованной борьбы с большевиками. Однако этим надеждам не суждено было сбыться. «Кубанцы выжидали»,- вспоминал позже генерал А. И, Деникин. Отбиваясь от наседавшего противника, непрерывно маневрируя и делая в сутки до 60 верст, армия с боями продвигалась к Екатеринодару.

Ключевым стал день 28(15) марта, когда у станицы Ново-Дмитриевской под командованием Л. Г. Корнилова объединились его добровольческие части и отряд Кубанской Рады В.Л. Покровского. Однако, одновременно с объединением между союзниками сразу обозначились глубокие противоречия, которые со всей ясностью проявились спустя год, когда армия генерала Деникина находилась на пике своего успеха.

О характере взаимоотношений между главнокомандующим вооруженными силами Юга России и кубанским казачеством красноречиво свидетельствуют мемуары атамана А.П. Филимонова. На совещании представителей главного командования и казачества, состоявшемся 6-7 (19-20) июня 1919 г. в Екатеринодаре, А. И. Деникин ребром поставил вопрос: «С Русью ли идем мы, представители казачества, или против Руси?». Такая постановка вопроса возмутила А.П. Филимонова, который заявил: «Нам надоело быть молодцами. Мы хотим быть гражданами». Вечером того же дня, во время парадного официального обеда в атаманском дворце Деникин произнес свой ставший скандально известным тост: «Вчера здесь, в Екатеринодаре, царили большевики. Над этим домом развевалась красная грязная тряпка, в городе творились безобразия. Проклятое вчера... Сегодня здесь происходит что-то странное - слышен звон бокалов, льется вино, поются казачьи гимны, слышатся странные казачьи речи, над этим домом развевается кубанский флаг... Странное сегодня... Но я верю, что завтра над этим домом будет развеваться трехцветное национальное русское знамя, здесь будут происходить только русские разговоры. Прекрасное «завтра»... Будем же пить за это счастливое и радостное завтра...».

Неделей позже эта речь трагически отозвалась в Ростове, где от выстрела деникинского офицера, прозвучавшего в гостинице «Палас-Отель», погиб председатель Кубанской краевой Рады Н.С. Рябовол. С фронта началось повальное дезертирство кубанских казаков. Позже А.И. Деникин сетовал в мемуарах, что если в конце 1918 г. кубанцы составляли 2/3 его вооруженных сил, то к концу лета 1919 г. - лишь около 15%. Отдельные кубанские части давали до половины состава дезертиров.

Одновременно Кубанская Рада предприняла дипломатический демарш, послав самостоятельную делегацию на Парижскую мирную конференцию. Попытка Кубани вступить в Лигу Наций в качестве полноправного члена мирового сообщества потерпела фиаско. Тем не менее, А. И. Деникин ответил на этот вызов разгоном Рады и повешением одного из членов делегации - полкового священника А.И. Кулабухова. Осуществил «кубанское действо», как называли эти события современники, недавний «спаситель Кубани» генерал В. Л. Покровский.

Экономика края в рассматриваемое время была подвержена влиянию всех негативных факторов военного времени - развал транспорта и производственных связей, дефицит рабочей силы, обременительные поставки армии. Вместе с тем, со второй половины 1918 г. и до начала 1920 г. Кубань находилась в тылу, что в совокупности с мощным сельскохозяйственным сырьевым потенциалом и наличием портов, а также других торговых путей создало сравнительно с другими регионами России благоприятные условия для экономического развития.

Аграрная реформа, разработанная краевым правительством, вследствие своего узкосословного характера осталась на бумаге, однако состояние сельского хозяйства края говорило если не о прогрессе, то о стабильности. Так, при значительном сокращении посевных площадей урожай 1919 г. по общему сбору зерна был почти равен урожаю 1914 г., а урожайность зерновых не только не уменьшилась, но даже несколько возросла.

В крае продолжалось развитие кооперативного движения, объединившего в своих рядах более 780 тыс. членов (при 3-миллионном населении края). Почти 900 кредитных, ссудно-сберегательных и потребительских учреждений имели оборот в сотни миллионов рублей. Несомненно одно - экономика края, ориентированная прежде всего на сельскохозяйственное производство, показала свою жизнеспособность даже в экстремальных условиях гражданской войны.

Своеобразие развития Кубани заключалось в том, что она избежала расказачивания, изнурительного воздействия политики «военного коммунизма» с ее комбедами и продразверсткой. В условиях же «белогвардейского режима деникинщины» товарное хозяйство Кубанского края показало свое преимущество над военно-коммунистической системой производства и распределения. Эта относительная независимость хозяйственного и общекультурного развития Кубани от отрицательного влияния факторов военного времени не являлась исключением. Аналогичная картина наблюдалась и в других регионах, продолжительное время находившихся под властью антибольшевистских правительств (Дон, Сибирь).

С конца 1919 г. в жизни Кубанского края и Черноморской губернии стали доминировать военные аспекты. Противоречия между Радой и А.И. Деникиным достигли своего апогея. Но судьба Кубани теперь решалась на фронтах Гражданской войны. В конце февраля - начале марта 1920 г. в ходе боев на северо-кавказском направлении наступил перелом. Вопреки обнадеживающей поговорке белых «зима - ваша, лето – наше», которая подтвердилась победами над красными в кампаниях 1918-1919 гг., командование Красной Армии перешло в ставшее победоносным наступление…

Итак, начав свой путь вместе с кадетами и Временным правительством весной 1917 г., Рада через попытку установления сословной казачьей республики летом-осенью того же года пришла к коалиции с умеренными социалистами, но созданное в начале 1918 г. «паритетное правительство» не просуществовало и двух месяцев.

Период 1918-1919 гг. знаменовался непрекращающейся вооруженной конфронтацией с большевиками на внешнем фронте и противоречиями с генералом Деникиным на внутреннем.

Основная часть казачества Кубани также прошла сложный путь: от позиции благожелательного и вооруженного нейтралитета в 1917 г., вооруженных выступлений на стороне советской власти весной 1918 г. и против нее летом 1918 - осенью 1919 г. до капитуляции перед Красной Армией и примирения с большевиками (весна 1920 г.) с последующим антисоветским бело-зеленым движением.

Иногороднее крестьянство и пролетариат Кубани и Черноморья, в 1917 г. безоговорочно приняв в своем большинстве революцию, на протяжении 1918-1919 гг. последовательно пополняли ряды Красной Армии, а затем вместе с казаками «зеленые» партизанские формирования. В целом же позицию иногородних, а, тем более, рабочих можно оценить как просоветскую.

Взаимодействие этих векторов поведения различных политических и социальных сил дало ту полифоническую картину революции и Гражданской войны на Кубани, столь далекую от ее двухцветного «красно-белого» изображения.

Таковы были сложные и противоречивые условия, в которых осуществляло свою деятельность Кубанское войсковое, а затем и краевое правительство, протоколы заседаний которого, благодаря настоящей публикации, впервые становятся доступны широкой читательской аудитории.


Источник: Протоколы заседаний Кубанского краевого правительства: 1917-1920/ Сборник документов в 4-х томах / под ред. А.А.Зайцева.- Проект «Библиотека Кубанского края».- Краснодар, 2008.

Источник
http://www.slavakubani.ru/read.php?id=1314&page=1
Записан

Landser

  • Модератор
  • Старейшина форума
  • *****
  • Отзывы +266/-0
  • Сообщений: 8 627
  • Наши дети - наше будущее
    • Просмотр профиля
« Последнее редактирование: Декабрь 22, 2010, 13:13:15 от Landser »
Записан

Landser

  • Модератор
  • Старейшина форума
  • *****
  • Отзывы +266/-0
  • Сообщений: 8 627
  • Наши дети - наше будущее
    • Просмотр профиля
Re: Кубанская Народная Республика
« Ответ #5 : Январь 23, 2011, 10:34:03 »

1918
МАРТ
П Р О Т О К О Л (1)
Заседания Совета Правительства и Президиума Рады 13 марта 1918 года в
станице Калужской. Присутствовали: Председатель Правительства Быч, Председатель Рады Рябовол, Султан Шахим-Гирей, Рябцев, Лоов, Сверчков, Трусковский, Бырдин, Кулабухов, Сушков, Воробьев.
Член Правительства по делам финансов доложил по вопросам: 1) о необходимости сокращения денежных трат; 2) о необходимости выпуска из казначейства в обращение серебра и выпуска денежных знаков.
Первый доклад, ввиду отсутствия Краевого Контролера и члена Правительства по
военным делам, не обсуждался.
По вопросу о выпуске серебра и денежных знаков член Правительства по делам
финансов сообщил, что разменной серебряной монеты имеется на 200000р. Выпуск серебра из казначейства в пропорции 1 к 5 , как предполагалось, т.е. выдавать 20 к. серебром, вместо одного рубля бумажного не оправдал надежд. По такому расчету брать серебро отказываются. Необходимо выпускать его в отношении 1 к 2, т.е. 50 к. серебром уплачивать вместо 1 рубля бумажного.
А.И.Кулабухов высказал пожелание сохранить серебро и привезти его обратно в
Екатеринодар как фонд для обеспечения выпускаемых денежных знаков.
А.А.Трусковский доложил, что обыкновенно обеспечением служит серебро в
слитках и золото, а биллонная монета служить обеспечением собственных бумажных денег не может. Поэтому лучше серебро пустить в оборот. Например, при выдаче жалованья уплачивать 25% серебром из расчета 50 к. серебром за рубль бумажный и 75% бумажными деньгами. Расходование серебра даст возможность сократить банковский обоз, где числятся 22 двуколки, при коих состоят 100 лиц. С израсходованием серебра освободятся двуколки, освободятся лошади, состоящие при обозе люди станут свободными.

Второй мерой является выпуск бонн-денежных знаков, которые должны ходить
наравне с деньгами, с тем, что они будут обменены на деньги в Екатеринодарском банке.
После обмена мнений Совет
Постановил:
1) Выпустить немедленно денежные знаки предполагаемого образца;
2) сделать распоряжение, чтобы при выдаче жалованья 25% выдавалось серебром из расчета 50 к. серебром за рубль бумажный. Производить расплату серебром и в других случаях по тому же расчету и в той же пропорции.
Протокол подписали: Председатель Правительства Быч, члены: Трусковский,
А.Кулабухов, секретарь Н.Воробьев.


П Р О Т О К О Л (4)
Распоряжение Кубанского Краевого Правительства 24 марта 1918 г. №12.
Идя навстречу большей потребности населения и войсковых частей в разменных
денежных знаках, особенно мелких достоинств, Куб. Краев. Правительство, согласно постановлению Законодательной Рады от 13 марта 1918г., выпускает краткосрочное обязательство Кубанского Краевого Правительства на сумму 500 тысяч рублей достоинством в 3, 5, 10, 20 и 100 рублей.
Каждое обязательство снабжено подлинными подписями Председателя Кубанского Краевого Правительства Быча, члена Правительства по делам финансов Трусковского, краевого казначея Закладного и печатью Правительства.
Краткосрочные обязательства имеют хождение наравне с государственными
кредитными билетами, и потому население Кубанского края обязано принимать их во всех случаях уплаты и обмена денежных знаков в пределах Кубанского края.
Краткосрочные обязательства обеспечиваются всем достоянием Кубанского
края и не позже 25 марта 1919 г. должны быть обменены на билеты государственного казначейства или денежные знаки Кубанского края.
Подделка обязательств будет преследоваться наравне с подделкой кредитных
билетов государственного казначейства.
В случае непринятия обязательств или размена их, виновные подлежат заключению в тюрьме сроком до 1 года.
Протокол подписали: Председатель Правительства Быч, член Правительства по
делам финансов Трусковский, секретарь Правительства Воробьев.


1918 год.
АПРЕЛЬ

П Р О Т О К О Л (5)
Заседания Финансового совещания 15 апреля 1918 г. в ст.Успенской.
Присутствовали: Председатель Правительства Л.Л.Быч, чл. Правительства Трусковский,
Краевой Контролер Скобцов, член Правительства Савицкий, председ. Добровольческой
армии Богданов, краевой казначей Закладной, секретарь Воробьев.
Постановили: Поручается Краевому казначею отпустить на 50 000 р. обязательств
Кубанского Правительства в счет 1 000 000 р., предусмотренного соглашением для
расплаты с населением с тем, что при выходе из населенного пункта обязательства будут
обмениваться на деньги крупных купюр.

Август
П Р О Т О К О Л № 38
Заседания Совета Кубанского Краевого Правительства, состоявшегося 13 августа
1918 г. в г.Екатеринодаре. Присутствовали: Председатель Правительства Л.Л.Быч, члены
Правительства: Савицкий, Воробьев, Кулабухов, Сушков, Трусковский, Намитоков,
Скобцов, заведующий Ведомством путей сообщения Кашкин и и.д. секретаря
Правительства Шрамм. Председательствовал Л.Л.Быч.

Слушали: 11. Доклад члена Правительства по делам финансов по поводу оплаты
“белых бонов“. При обсуждении этого вопроса большинство членов Правительства,
за исключением А.А.Трусковского, высказались за признание помянутых бонов не
подлежащими оплат.
Постановили: Признать “белые боны” не подлежащими оплате.

Слушали: 13. Доклад члена Правительства по делам финансов проекта приказа
о назначении члена Правительства А.А.Трусковского главой финансового ведомства;
о назначении Гандера помощником управляющего Ведомством по делам финансов
с содержанием 12 000 р. в год и о преобразовании Екатеринодарского отделения
Государственного банка в Кубанскую краевую контору.
Постановили: 1) Проект приказа об А.А.Трусковском утвердить; 2) вопрос о
Гандере отложить впредь до утверждения штатов; 3) преобразовать Екатеринодарское
отделения Государственного банка в Кубанскую краевую контору банка; 4) предложить члену Правительства по делам финансов обработать вопрос о преобразовании
вышеназванной конторы в Кубанский Краевой банк, имеющий право производить
самостоятельные операции.

Слушали: 15. Вопрос, возбужденный членом Правительства по делам финансов
по поводу приглашения на должность управляющего Краевой конторой банка Дубовского.
Постановили: Уполномочить члена Правительства по делам финансов пригласить
Дубовского на должность управляющего Краевой конторой банка.

Август.
П Р О Т О К О Л № 51 (а)

Заседания Совета Кубанского Краевого Правительства, состоявшегося 28 августа
1918 г. в г.Екатеринодаре. Присутствовали: Председатель Правительства Л.Л.Быч, члены
Правительства: Н.И.Воробьев, А.И.Кулабухов, В.Д.Савицкий, Ф.С. Сушков, Д.Е.Скобцов,
заместитель члена Правительства по делам финансов Сперанский, заместитель
заведующего путями сообщения инженер Дзержкович и и.д. секретаря Правительства
Шрамм. Председательствовал Быч.

Слушали: 4. Вопрос, возбужденный членом Правительства по делам народного
просвещения об обмене вексель-бонов в 50-100 р. Войсковой женской гимназии. Член Правительства по делам народного просвещения просит сделать постановление об обмене Государственным банком Войсковой женской гимназии вексель-бонов в 50-100 р. Заместитель члена Правительства по делам финансов заявляет о необходимости для этого постановления Правительства об обмене Государственным банком вексель-бонов вообще. Этот вопрос члены Правительства решили отложить до разработки его управляющим Государственным банком, но в виду срочности платежей для некоторых правительственных учреждений, имеющих значительные суммы вексель-бонами,
решили открыть таковым кредит на требуемую сумму. Член Правительства по делам народного просвещения на этом основании просит об открытии кредита в размере 10000 р. Войсковой женской гимназии для выдачи жалования. Кроме того он просит о выдаче ему аванса для производства ремонта здания. Члены Правительства соглашаются открыть кредит Войсковой женской гимназии в размере 10 000 р. и выдать аванс по представлении сметы расходов по ремонту здания.
Постановили: 1. Вопрос об обмене вексель-бонов отложить до разработки его
управляющим Государственным банком, но в виду срочности платежей открыть кредит тем учреждениям, которые имеют вексель-боны. 2. Открыть кредит в размере 10 000 р. Войсковой женской гимназии для выдачи жалования и выдать аванс на ремонт здания по предоставлении сметы расходов.

Слушали: 5. Доклад заместителя члена Правительства по делам финансов о
денежном обращении в Кубанском крае. Докладчик прочитывает проект правил денежного бращения, при этом членами Правительства вносятся нижеследующие поправки  дополнения: в пункте 3 отдела II после слова “Областей Юго-Восточного Союза ”следует перечисление: “Донская, Кубанская, Терская, Черноморская и Ставропольская”.
В пункте 9 после слова “и других” в текст вводится: “непоименованных выше”... Пункт 10 дополняется словами: “для обмена их в Армавирском отделении Государственного банка”. Пункт 14 о принятии в платежи донских денег в 100, 25, 10 и 5 р. Совершенно исключается. Относительно донских денег возбуждается вопрос- принимать ли их в обмен отделением Государственного банка. Председатель Правительства предлагает рассматривать их как иностранную валюту. Члены Правительства решили, чтобы Государственный банк и Казначейство по-возможности избегали приема донских денег для обмена, о чем предложил заместителю члена Правительства по делам финансов дать
в этом смысле названным учреждениям инструкцию. Кроме того члены Правительства установили размеры сумм, до которых Государственный банк и Казначейство могут проводить обмен донских денег, а именно: 50 000 р. для Государственного банка и 10 000 р. для Казначейства, далее: одному лицу Государственный банк может произвести обмен не более 500 р. и Казначейство не более 300 р.
Постановили: Рассматривать донские деньги как иностранную валюту и
допустить обмен их Государственным банком до 50 000 р., Казначейством до 10000 рублей, одному же лицу допустить обмен Государственным банком не более 500 р. и Казначейством не более 300 р.

Постановление
Кубанского Краевого Правительства о денежном обращении в Кубанском крае,
утвержденное в заседании Совета Правительства 28 августа 1918 года.
Кубанское Краевое Правительство объявляет населению, что в пределах Кубанского края имеют обязательное хождение нижепоименованные денежные знаки на следующих основаниях.
I. Все учреждения Государственного банка, сберегательные кассы, Казначейства,
а равно подотчетные им кредитные установления края принимают в платежи без
ограничений: 1) Кредитные билеты дореволюционного образца (кредитки) 1, 3, 5, 10, 25, 50, 100 и 500 рублевого достоинства. 2) Разменные казначейские знаки 50 к. достоинства однообразного дореволюционного образца (желтого цвета). 3) Разменные марки с царскими портретами типа почтовых марок 10, 15, 20 к. достоинства, а равно более мелких достоинств: 1, 2, 3, 5 к. дореволюционного образца. 4) Разменные казначейские знаки мелких достоинств (боны) в 1, 2, 3 и 5 к. дореволюционного образца. 5) Кредитные билеты 250 и 1000 рублевого достоинства, выпущенные в 1917 г. 6) Казначейские знаки 20 и 40-рублевого достоинства (керенсбоны).
Примечание: признаки подлинности этих знаков таковы: 1) бумага должна быть
обязательно с водяными знаками, просвечивающими на свете; 2) на лицевой стороне 9 1/2 точек в верхнем бордюре до середины; 3) цифры “20 и 40” на лицевой и оборотной стороне не должны быть расплывчаты; 4) на оборотной стороне сложный фон из ряда букв, сплетенных и напоминающих каждая печатную букву Т;
II. Поименованные в разделе 1 учреждения принимают в платежи нижеуказанные
денежные знаки с соблюдением следующих ограничительных положений: 1) Серии 4 % билеты Государственного казначейства 25, 50, 100 и 500 рубл. достоинства с текущим купоном принимаются учреждениями Государственного банка и Казначействами в платежи без ограничений по номинальной стоимости с прибавлением одной коп. в день процентов на 100 р. номинальных с 1 авг. текущего года. 2) Серии 4 % билеты Государственного казначейства тех же достоинств с отрезанными купонами, (т.е. без всех или текущего купона) и без штемпелей, выпустивших их учреждений Государственного банка и Казначейств, принимаются без ограничений, но с удержанием из номинальной стоимости их цены отрезанных купонов. 3) То же с отрезанными купонами, но со штемпелем выпустивших их учреждений Государственного банка и Казначейств, находящихся в пределах Кубанского края или прежних областей Юго-Восточного Союза (Донская, Кубан., Терск., Черном. и Ставроп.), принимаются без ограничений
по номиналу без удержаний. 4) То же с отрезанными купонами со штемпелями прочих учреждений принимать в крайних случаях с вычетом из номинальной стоимости цены отрезанных купонов. 5) 5 % краткосрочные обязательства Государственного казначейства различных сроков и достоинств от 1000 до 100 000 рублей на предъявителя штемпелеванная и нештемпелеванная: а) истекших сроков имеют обращение рубль за рубль; б) будущих сроков с учетом процентов из 5 1/8 % до срока их оплаты. 6) Облигации Займа Свободы мелких достоинств до 100 рублей (20, 40, 50, 100 р.): а) с 8-ю купонами (в том числе и текущим, срочным 16/IX 1918 г.) со штемпелями освобожденных от красноармейцев учреждений Государственного банка и Казначейств Кубанского края, Дона, Ставропольской и Черноморской губерний по 85 р. за 100 р. номинальных; б) то же без штемпелей или со штемпелями других учреждений временно подлежат приему, но по особым разрешениям управляющих отделениями Государственного банка или казначеев; в) со срезанными купонами со штемпелем “номинал”* Екатеринодарского отделения Государственного банка и подотчетных ему казначейств, принимаются по номиналу; г) с отрезанными купонами, чистые без штемпелей принимаются за вычетом стоимости недостающих купонов из выпускной (курсовой) цены, т.е. по 65 р. за 100 номинальных, например 100 рублей за 65 р., 50р. за 32 р. 50 к. и пр. 7) Облигации Займа Свободы крупных
купюр 500 и 1000 руб. дост., снабженные штемпелем выпустившего их в обращение учреждения банка или Казначейства, принимаются по цене 85 р. за 100 р. номинальных при условии нахождения при них 8 купонов, начиная с сентября 1918 г. 8) Облигации Займа Свободы 500 и 1 000 рубл. достоинства с обрезанными купонами, но со штемпелем выпустивших их учреждений банка или Казначейства Кубанского края, принимаются по 85 р. за 100 номинальных. 9) Облигации военных и других непоименованных выше займов в качестве денежных знаков хождения не имеют. 10) Купоны от Займа Свободы и от других бумаг внутренних и военных займов, выпущенных во время войны (в 1914, 1915
и 1916 г.), а также от билетов (серий) Государственного казначейства: а) истекших сроков принимаются без ограничений; б) ближайших сроков, т.е. сроков от 1 августа т. г. до 31 декабря 1918 г., принимаются без ограничений; в) последующих сроков после 1 января 1919 года не имеют хождения, за исключением купонов, выпущенных армавирским отделением Государственного банка с его штемпелем; последние временно принимаются на комиссию для обмена их в Армавирском отделении Гос. банка. 11) Купоны от прочих государственных %% бумаг приему не подлежат. 12) Гарантированные чеки достоинством от 50 до 500 р. краевых учреждений Государственного банка и Казначейств принимаются без ограничений по номинальной их стоимости, равным образом подлежат приему и обмену чеки истекших сроков, допуская просрочку таковых не свыше трех месяцев. 13) Контрольные марки мелких достоинств принимаются в учреждениях Государственного банка и Казначействах только на комиссию. 14) Боны Екатеринодарского отделения Государственного банка, печатанные с наименованием Кубанской Советской Республики 10 рублевого достоинства временно имеют хождение впредь до обмена их рубль за рубль на денежные знаки другого образца того же достоинства. 15) Облигации Ейского городского займа принимаются лишь на комиссию.
Примечание к п.10: при приеме на комиссию купонов и др. указанных в настоящем
постановлении денежных знаков держателям их подлежащим учреждением выдается временная квитанция. * Стоимость помеченная на облигации
Примечание к п. 12: гарантированные чеки, выпущенные другими учреждениями
Государственного банка принимаются лишь с разрешения управляющего банком или казначея. Армавирские чеки 150 и 300 рубл. достоинства принимаются лишь на комиссию.  III. Все правительственные установления, городские и общественные учреждения, станичные атаманы и управления железных дорог обязываются принять все меры к широкому оповещению населения о настоящем постановлении; в частности, постановление это должно быть вывешено на видном месте во всех учреждениях, производящих денежные расчеты с третьими лицами.
IV. Лица, виновные в нарушении сего постановления подвергаются денежному
штрафу до 3 000 р. или заключению в тюрьме до 3-х месяцев.
Постановление подписали: Председатель Кубанского Краевого Правительства
Быч, члены Правительства: Сушков, Кулабухов, Сперанский, Воробьев, Савицкий,
Дзержкович, и.д. секретаря Правительства Шрамм.


Сентябрь

П Р О Т О К О Л № 66
Заседания Совета Кубанского Краевого Правительства, состоявшегося 21 сентября
1918 г. в г.Екатеринодаре. Присутствовали: Председатель Правительства Л.Л.Быч,
члены Правительства: А.А.Трусковский, А.И.Кулабухов, Д.Е.Скобцов, Ф.С.Сушков,
Н.И.Воробьев, управляющий Ведомством путей сообщения инженер Кашкин и и.д.
секретаря Правительства П.А.Шрамм. Председательствовал Л.Л.Быч.

Слушали: 2. Доклад члена Правительства по делам финансов по вопросу о
191
1918 год. Глава 7. Сентябрь. Протоколы № 54-73
способах обмена белых вексель-бонов.
Председатель Правительства указывает, что возбуждать этот вопрос не следует,
т.к. согласно ранее состоявшемуся постановлению Правительства, белые вексель-боны аннулированы и никакой оплате не подлежат.

Постановили: Подтвердить постановление Правительства, состоявшееся 13
августа с.г., что белые вексель-боны никакой оплате не подлежат.


Источник


Протоколы заседаний Кубанского краевого правительства: 1917-1920/ Сборник
документов в 4-х томах / под ред. А.А.Зайцева.- Проект «Библиотека Кубанского края».-
Краснодар, 2008. – 342 с.
« Последнее редактирование: Январь 23, 2011, 10:57:06 от Landser »
Записан

Landser

  • Модератор
  • Старейшина форума
  • *****
  • Отзывы +266/-0
  • Сообщений: 8 627
  • Наши дети - наше будущее
    • Просмотр профиля
Re: Кубанская Народная Республика
« Ответ #6 : Январь 23, 2011, 10:41:38 »

1918 год.
Декабрь.


П Р О Т О К О Л № 167
Заседания Совета Кубанского Краевого Правительства, состоявшегося 29 декабря 1918 г. в г.Екатеринодаре. Присутствовали: Председатель Правительства Ф.С.Сушков, члены Правительства: генерал-майор Успенский, генерал-майор В.Г.Науменко, Д.Е.Скобцов, В.В.Скидан, П.М.Каплин, Верещака, И.С.Подольский, А.А.Трусковский и и.д. секретаря Правительства П.А.Шрамм. Председательствовал: Ф.С.Сушков.

Слушали: 4. Доклад члена Правительства по делам финансов об увеличении
кассового и контрольного персонала Краевой конторы Государственного банка- двумя должностями помощника кассира I разряда, двумя должностями помощника кассира II разряда и тремя должностями помощника контролера.

Постановили: Увеличить штат Краевой конторы Государственного банка- двумя
должностями помощника кассира I разряда, двумя должностями помощника кассира II разряда и тремя должностями помощника контролера.

Слушали: 5. Доклад члена Правительства по делам финансов по вопросу об обмене бон 10-ти рублевого достоинства Екатеринодарского отделения Государственного банка, напечатанных с наименованием: Кубанской советской республики, на денежные знаки другого образца. По сообщению докладчика, обмен этих бон, числящихся в обращении на сумму около 4 100 000 р. может быть совершен учреждениями Государственного банка без всяких затруднений. В виду этого докладчик просил разрешения произвести операцию обмена бон, при посредстве учреждений Государственного банка и казначейств с 1 января по 1 февраля 1919 г., с широким оповещением местного населения и указанием
на то, что после 15 февраля боны не будут иметь значение денежных знаков.
Постановили: Разрешить члену Правительства по делам финансов произвести к
15 февраля 1919 г. обмен бон 10- ти рублевого достоинства Екатеринодарского отделения Государственного банка, выпущенных большевиками, на другие денежные знаки с широким оповещением о сем населению.


1919 год.
Апрель

П Р О Т О К О Л № 94
Вечернего заседания Совета Кубанского Краевого Правительства, состоявшегося
2 апреля 1919 г. в г.Екатеринодаре. Присутствовали: Председатель Правительства Ф.С.Сушков, члены Правительства: генерал-майор Успенский, А.А.Трусковский, генерал-майор Науменко, Я.О.Верещака, инженер И.С.Подольский, П.М.Каплин, Д.Е.Скобцов, заместитель члена Правительства по делам здравоохранения С.М.Мащенко, Краевой интендант полковник Галушко, и.д. секретаря Правительства П.А.Шрамм и помощник секретаря Правительства М.Л.Крюков. Председательствовал: Ф.С.Сушков.
Слушали: 1. Доклад члена Правительства по делам финансов по вопросу о
разрешении подписания соглашения с Правительством Всевеликого Войска Донского о
расширении эмиссионного права Кубанской краевой конторы Государственного банка и печатания денежных знаков 50-рублевого достоинства.
Постановили: 1) Уполномочить члена правительства по делам финансов
подписать соглашение с Правительством Всевеликого войска Донского о расширении эмиссионного права Кубанской краевой конторы Государственного банка. 2) Разрешить тому же члену Правительства приступить к печатанию денежных знаков 50-рублевого достоинства.



Источник


Протоколы заседаний Кубанского краевого правительства: 1917-1920/ Сборник
документов в 4-х томах / под ред. А.А.Зайцева.- Проект «Библиотека Кубанского края».-
Краснодар, 2008. – 324 с.
Записан

Landser

  • Модератор
  • Старейшина форума
  • *****
  • Отзывы +266/-0
  • Сообщений: 8 627
  • Наши дети - наше будущее
    • Просмотр профиля
Re: Кубанская Народная Республика
« Ответ #7 : Январь 23, 2011, 10:46:01 »

1919 год.
Октябрь

П Р О Т О К О Л № 309
Вечернего заседания Совета Кубанского Краевого Правительства, состоявшегося
4 октября 1919 г. в г.Екатеринодаре. Присутствовали: Председатель Правительства П.И.Курганский, члены Правительства: К.А.Безкровный, В.Н.Иванис, И.П.Тимошенко, помощник члена Правительства по Ведомству путей сообщения инженер Шейховский, К.Г.Натырбов, вр. и.об. члена Правительства по Ведомству здравоохранения С.А.Лемешов, вр. упр. Ведомством финансов Н.Г.Бежанов, помощник члена Правительства по Ведомству народного просвещения Левитский и помощник секретаря Правительства М.Л.Крюков.
Председательствовал: П.И.Курганский.

Слушали: Доклад вр. упр. Ведом. финансов Н.Г.Бежанова по вопросу о допуске
хождения наравне с денежными знаками в виду крайней стесненности в учреждениях Государственного банка и казначействах Кубанского края- 1) купонов от 4%-х билетов Государственного казначейства (серий), от государственных займов 1914, 1915 и 1916 г.г. и займа Свободы 1917 г. достоинством не выше 27 р. 50 к. по мере наступления их сроков и 2) предъявительских 5% обязательств Государственного казначейства в купюрах от 1000 до 10 000 р., штемпелеванных и не штемпелеванных.
Постановили: На основании ст.57 Временного положения об управлении
Кубанским краем- признать имеющими право хождения наравне с денежными знаками:
1) Купоны от 4%-х билетов Государственного казначейства (серий), от государственных займов 1914, 1915 и 1916 г.г. и займа Свободы 1917 г. достоинством не выше 27 р. 50 к. по мере наступления их сроков и 2) предъявительских 5% обязательств Государственного казначейства в купюрах от 1000 до 10 000 р., штемпелеванных и не штемпелеванных.
Протокол подписали: Председатель Правительства Курганский, члены:
Безкровный, Иванис, Левицкий, Бежанов, Лемешов, Тимошенко, Шейховский, за
секретаря Правительства Крюков.
У Т В Е Р Ж Д А Ю Войсковой Атаман генерал-лейтенант Филимонов
“10” октября 1919 г. г.Екатеринодар.__


Источник


Протоколы заседаний Кубанского краевого правительства: 1917-1920/ Сборник
документов в 4-х томах / под ред. А.А.Зайцева.- Проект «Библиотека Кубанского края».-
Краснодар, 2008. – 324 с.
Записан

Landser

  • Модератор
  • Старейшина форума
  • *****
  • Отзывы +266/-0
  • Сообщений: 8 627
  • Наши дети - наше будущее
    • Просмотр профиля
Re: Кубанская Народная Республика
« Ответ #8 : Январь 23, 2011, 10:51:13 »

1920 год.
Январь


П Р О Т О К О Л № 29

Cлушали: 10. Доклад члена Правительства по Ведомству финансов И.В.Ивасюка
о уничтожении кредитных билетов, хранящихся при Екатеринодарской конторе
Государственного банка а общей сумме 8 1/2 миллионов р. и пришедших в полную
негодность для обращения.
Член Правительства по Ведомству финансов доложил, что в Екатеринодарской
к-ре Гос. банка накопилось значительное количество пришедших в полную негодность для обращения кредитных билетов, как общегосударственных, так и донских в общей сумме свыше 8 1/2 миллионов р. Екатеринодарской конторой ветхие денежные знаки общегосударственного значения не отправлялись в Центральное управление банка в течение уже более двух лет, почему количество их достигло больших размеров, занимая непроизводительно в кладовой конторы много места.
В виду сего Ведомство финансов просит: 1) разрешить сожжение означенных
денежных знаков, 2) предоставить Ведомству финансов право разрешать Екатеринодарской конторе Гос. банка сожжение ветхих денежных знаков по мере их накопления, 3) утвердить при Екатеринодарской к-ре Гос. банка комиссию под представительством управляющего к-рой или его заместителя в составе по одному представителю от Екатеринодарской к-ры Гос. банка, Ведомства финансов, Краевого Контроля, Банковского комитета и Биржевого комитета, для предварительного обревизования подлежащих сожжению денежных знаков
и присутствования при их сожжении.
М.М.Колотинский возражал против 2 и 3 пункта ходатайств. Когда соберется новая серия кредитных билетов, подлежащих уничтожению, то необходимо будет каждый раз входить в Совет Правительства за разрешением и каждый раз назначать специальную комиссию.
Постановили: 1) Разрешить Екатеринодарской конторе Государственного
банка сжечь восемь с половиною миллионов денежных знаков, пришедших в полную негодность для обращения и хранящихся в этой конторе. 2) Назначить комиссию, под председательством управляющего конторой или его заместителя в составе по одному представителю от Екатеринодарской конторы Государственного банка, Ведомства финансов, Краевого Контроля, Комитета частных банков и Биржевого комитета, для предварительного обревизования.


Источник


Протоколы заседаний Кубанского краевого правительства: 1917-1920/ Сборник
документов в 4-х томах / под ред. А.А.Зайцева.- Проект «Библиотека Кубанского края».-
Краснодар, 2008. – 324 с.
Записан

dzick

  • Прохожий
  • *
  • Отзывы +0/-0
  • Сообщений: 4
    • Просмотр профиля
Re: Кубанская Народная Республика
« Ответ #9 : Май 08, 2015, 23:23:11 »

...В этих условиях Рада приступила к формированию собственных «войск Кубанского края» под командованием штабс-капитана В.Л. Покровского...
Офицеры кубанского Казачьего Войска не смогли или не сумели начать формирование собственных вооруженных формирований, нашелся ВАРЯГ из России, на которого все и повесили? Что-то не складывается, я не верю, что достойнее Покровского, тот же Филимонов найти не смог? А может быть, Покровский став зятем Филимонова и, пользуясь этим, так быстро вырос (по карьерной лестнице)?
Записан