Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: Эстонская Республика  (Прочитано 6258 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Landser

  • Модератор
  • Старейшина форума
  • *****
  • Отзывы +259/-0
  • Сообщений: 8 468
  • Наши дети - наше будущее
    • Просмотр профиля
Эстонская Республика
« : Июль 05, 2011, 16:08:43 »

Эстония (эст. Eesti), официальное название — Эстонская Республика (эст. Eesti Vabariik) — государство, расположенное в Северной Европе, на северо-восточном побережье Балтийского моря, омываемое водами Финского и Рижского заливов. На востоке граничит с Россией (протяжённость границы 294 км), на юге с Латвией (339 км). На севере, в Финском заливе, проходит морская граница с Финляндией. На севере и западе омывается водами Балтийского моря. Является членом Европейского союза, Еврозоны, НАТО и участником Шенгенского соглашения.


Современная Эстония




« Последнее редактирование: Июль 05, 2011, 16:13:01 от Landser »
Записан

Landser

  • Модератор
  • Старейшина форума
  • *****
  • Отзывы +259/-0
  • Сообщений: 8 468
  • Наши дети - наше будущее
    • Просмотр профиля
Re: Эстонская Республика
« Ответ #1 : Июль 05, 2011, 16:10:05 »

В ходе Февральской революции к 2 (15) марта 1917 года органы государственной власти Российской империи в г. Ревеле прекратили своё существование, 3 (16) марта был избран Ревельский Совет рабочих и солдатских депутатов. В течение марта советы возникли и в других городах и населённых пунктах Эстляндской губернии. Одновременно назначались комиссары Всероссийского Временного правительства — комиссаром Эстляндской губернии был назначен бывший ревельский городской голова Яан Поска.

9 (22) марта в Ревеле был организован Таллинский эстонский союз, который потребовал от Временного правительства присоединения к Эстляндской губернии северных уездов Лифляндии и введения автономии. 26 марта (8 апреля) в Петрограде состоялась 40-тысячная демонстрация в поддержку автономии. 30 марта (12 апреля) 1917 года Всероссийское Временное правительство издало постановление «О временном устройстве административного управления и местного самоуправления Эстляндской губернии», в соответствии с которым в состав Эстляндской губернии были включены северные уезды Лифляндской губернии с эстонским населением (Юрьевский, Перновский, Феллинский, Верроский и Эзельский уезды, а также населённые эстонцами волости Валкского уезда; точная новая граница между Эстляндской и Лифляндской губерниями так и не была установлена) и создавался совещательный орган при губернском комиссаре — Временный Земский Совет Эстляндской губернии (эст. Maap?ev), который стал первым всеэстонским собранием народных представителей. Земский совет избирался уездными земскими советами и городскими думами. В губернский Земский совет было избрано 62 депутата, первое заседание состоялось 1 (14) июля 1917 года в Ревеле (председателем был избран Артур Вальнер).

В условиях резкой либерализации политического режима в России в 1917 году, а также в связи с появлением местных органов представительной власти, в Эстляндии возникло множество политических организаций — партий, союзов, объединений и др. Наиболее значимыми среди них были следующие:
Эстонская демократическая партия (лидер — Яан Тыниссон; образовалась 30 апреля (13 мая)) — «наследник» партии прогрессистов, возникшей в 1905 году;
Эстонский сельский союз (лидеры — Яан Хюнерсон, Август Юрманн, Юлиус Грюнберг);
Эстонский союз крестьянства (лидеры — Тынис Юрине, Адо Бирк);
Эстонская радикально-социалистическая партия, позже переименованная в Эстонскую партию труда (лидеры — Юри Вильмс, Эдуард Лааман; учредительное собрание состоялось 23 апреля (6 мая) в Ревеле);
Эстонская социал-демократическая рабочая партия (меньшевики; лидеры — Михкель Мартна, Август Рей, Александр Хеллат);
Эстонская партия социалистов-революционеров (лидеры — Ханс Круус, Г. Суйтс, Яан Кярнер).

Самостоятельной большевистской организации в Эстляндской губернии не возникло, эстонские большевики (лидеры — Яан Анвельт, Виктор Кингисепп, Ханс Пегельман) оставались в составе РСДРП (б). В качестве местной партийной организации в апреле 1917 года был образован Северо-Балтийский комитет партии, который в августе 1917 года был переименован в Эстляндский комитет. Тогда же было образовано Эстляндское бюро РСДРП (б), взявшее на себя подготовку и проведение социалистической революции в крае.

На состоявшемся 3—4 (16—17) июля в Ревеле I Эстонском Национальном конгрессе было выдвинуто требование о превращении Эстляндии в автономный округ Российской демократической федеративной республики. Однако ведущие политические силы России не поддержали идею федерализации страны, а Временное правительство отложило решение национального вопроса до созыва Учредительного собрания.

С апреля 1917 года в русской армии стали создаваться эстонские национальные войсковые части (оргкомитет был сформирован 8 (20) апреля). С декабря 1917 года они были сведены в пехотную дивизию, а её начальником был избран подполковник Йохан Лайдонер, служивший до этого начальником штаба русской 62-й пехотной дивизии. К февралю 1918 года в составе эстонских частей насчитывалось 750 офицеров и до 35 тысяч нижних чинов.

31 мая (13 июня) в Ревеле состоялся I Эстонский церковный съезд, на котором было принято решение образовать самостоятельную Эстонскую евангелическо-лютеранскую церковь.

Ревельский Совет рабочих и солдатских депутатов организовал и провёл 23—27 июля (5—9 августа) 1917 года в г. Ревеле I съезд Советов Эстляндской губернии, на котором был избран Исполнительный комитет Советов рабочих и солдатских депутатов Эстляндской губернии (Всеэстляндский исполком Советов).

Во время Моонзундской операции 6 (19) сентября — 23 сентября (6 октября) 1917 года германский флот прорвался в Рижский залив и оккупировал острова Моонзундского архипелага.
Период Советской власти (октябрь 1917 — март 1918 года)

12—14 (25—27) октября 1917 года в г. Ревеле состоялся II съезд Советов Эстляндской губернии, который потребовал перехода всей власти в губернии к Советам рабочих и солдатских депутатов. 22 октября (4 ноября) на совместном заседании Исполкома Советов Эстляндской губернии и Исполкома Ревельского Совета рабочих и солдатских депутатов был образован Военно-революционный комитет Эстляндской губернии (председатель — И. В. Рабчинский, заместитель председателя — В. Э. Кингисепп), который вечером 23 октября (5 ноября) 1917 года взял под контроль все стратегические пункты г. Ревеля. В течение 23—25 октября (5—7 ноября) 1917 года власть в Эстляндской губернии, за исключением оккупированного германскими войсками Моонзундского архипелага, перешла к Советам рабочих и солдатских депутатов, а 27 октября (9 ноября) Яан Поска официально передал все дела по управлению Эстляндской губернией уполномоченному ВРК В. Э. Кингисеппу. Верховным органом власти был объявлен Исполнительный комитет Советов рабочих и солдатских депутатов Эстляндской губернии. В то же время Земский совет продолжал функционировать, а формирование эстонских воинских частей продолжалось.

Как и в остальных частях России, в Эстляндии советские власти провели национализацию земли и банков, на крупных предприятиях был введён рабочий контроль. 45-миллионная задолженность эстонского крестьянства за землю была аннулирована. В то же время конфискованные у остзейских баронов земельные владения не были распределены между крестьянами, на них стали создаваться крупные социалистические хозяйства. Таким образом, земельный вопрос, острота которого в Прибалтике была высока, как нигде в России, так и не был разрешён большевиками.

15 (28) ноября 1917 года Временный Земский Совет Эстляндской губернии объявил о созыве в ближайшем будущем Эстонского Учредительного Собрания «для определения будущего государственного устройства Эстонии», а до созыва Собрания провозгласил себя верховной властью в стране. 19 ноября (2 декабря) Исполком Эстляндского Совета рабочих, воинских, безземельных и малоземельных депутатов принял решение о роспуске Земского Совета, однако одновременно поддержал идею созыва Учредительного Собрания и назначил выборы на 21—22 января (3—4 февраля) 1918 года. Несмотря на роспуск, Земский совет продолжил подпольную деятельность посредством своих органов — правления, совета старейшин, земской управы.

В конце 1917 года территория Эстляндии расширилась. Постановлением Исполкома Совета Эстляндии от 23 декабря 1917 года (5 января 1918 года) город Нарва был передан из Петроградской губернии в состав Эстляндской губернии, и в её составе образован Нарвский уезд. В состав нового уезда вошли город Нарва, Вайварская, Сыренецкая волости, волости Ийзаку, Йыхви Везенбергского уезда Эстляндской губернии и ряд селений Ямбургского уезда Петроградской губернии. Это решение было принято на основании итогов проведённого 10 (23) декабря 1917 года плебисцита.

Исполком Советов Эстляндии 19 января (1 февраля) 1918 года опубликовал проект конституции Эстляндской Трудовой Коммуны, в котором будущая Эстонская советская республика провозглашалась автономной частью Российской советской федеративной республики.

21—22 января (3—4 февраля) 1918 года были проведены выборы в Эстонское Учредительное собрание, в результате которых первое место заняла РСДРП(б), получив 37,1 % голосов. Учредительное Собрание предполагалось открыть 15 февраля 1918 года, но в связи с растущей угрозой германского вторжения советские власти 27 января (9 февраля) отменили это решение. Одновременно были развёрнуты репрессии против местного дворянства и духовенства, в городах губернии было введено военное положение.
Германская оккупация в 1918 году

18 февраля 1918 года войска 8-й германской армии (командующий — генерал от инфантерии Г. фон Кирхбах) начали продвижение на север с ранее оккупированных ими Курляндской губернии и части Лифляндской губернии.

19 февраля 1918 года вышедший из подполья Земский Совет сформировал Комитет спасения Эстонии под председательством Константина Пятса.

20 февраля войска германского LXVIII (Северного) армейского корпуса с острова Эзель форсировали пролив Моонзунд и высадились на материке в районе Вирта. На следующий день LXVIII корпус с острова Даго высадил второй десант и занял Гапсаль. Закрепившись на материке, немцы стали продвигаться на северо-восток к Ревелю.

24 февраля Исполком Советов Эстляндии и Ревельский Совет рабочих и солдатских депутатов покинули город Ревель, в котором в этот же день Комитет спасения Эстонии опубликовал «Манифест ко всем народам Эстонии», который объявлял Эстонию независимой демократической республикой, нейтральной по отношению к российско-германскому конфликту. В тот же день Константин Пятс был избран главой Временного правительства Эстонии.

25 февраля 1918 года в Ревель вошли германские войска, а к 4 марта все эстонские земли были полностью оккупированы немцами и включены в Область Верховного командования всеми германскими вооружёнными силами на Востоке (Ober Ost).

По Брестскому миру РСФСР отказалась от своих прав на оккупированные Германией области Прибалтики. Германские оккупационные власти не признали независимости Эстонии и установили в крае военно-оккупационный режим, при котором на ключевые административные должности назначались офицеры германской армии либо остзейские немцы. На оккупированной территории было образовано военное губернаторство, во главе которого стоял генерал-лейтенант барон Адольф фон Зекендорф, ранее командовавший LXVIII корпусом. Ему подчинялись Oberkommando 68 (в Ревеле) и Oberkommando 60 (в Юрьеве), образованные на базе корпусных управлений. Под управлением первого находилась Эстляндская губерния (в границах 1914 года), второго — Лифляндская. В зону ответственности Oberkommando 60 вошли и оккупированные германскими войсками территории Псковской губернии.

Оккупационные власти отменили постановления советов о конфискации собственности, в т.ч. поместий, и вернули их прежним владельцам. В свою очередь значительное количество имущества было реквизировано и вывезено в Германию. Германские власти преследовали как большевиков, так и эстонских националистов. В период оккупации арестам подверглось около 5 тысяч человек, до 400 было казнено. Среди арестованных оказался и глава Временного правительства Пятс, оказавшийся 4 июня в германской тюрьме. 20 марта приказом фон Зекендорфа были расформированы эстонские национальные воинские части, их вооружение было изъято. Юрьевский университет был закрыт, постановлением СНК РСФСР от 8 июня 1918 года его преподаватели, студенты и квалифицированные служащие были переведены в Воронеж. Вместо него 15 сентября был открыт Landesuniversit?t Dorpat (Дерптский земский университет), количество студентов в котором было в разы меньше, чем в русское время, и большинство их составляли немцы.

В апреле 1918 года при поддержке оккупационных властей были созваны Эстляндский и Лифляндский ландесраты (состоявшие в основном из остзейских немцев), а затем (12 апреля) — объединённый Балтийский ландесрат. В состав последнего вошли 58 человек, в том числе 3 от рыцарства, 13 от крупных землевладельцев, 13 от волостей (9 эстонцев и 4 латыша), 20 от городов (13 немцев, 5 латышей и 2 эстонца), 7 от духовенства (4 немца, 2 эстонца и 1 латыш), 1 от Юрьевского университета и 1 от Печорского края. Всего в составе ландесрата было 34 немца, 13 эстонцев и 11 латышей. Ландесрат принял решение о создании на территории Эстляндской и Лифляндской губерний Балтийского герцогства, союзного Германской империи, и направил германскому императору просьбу принять герцогство под свою защиту. 22 сентября 1918 года император Вильгельм II подписал государственный акт о признании Балтийского герцогства независимым государством. Официальное провозглашение нового государства намечалось на 17 октября. Главой государства объявлялся герцог Адольф Фридрих Мекленбургский. В знак протеста 12—14 сентября и 9 ноября в оккупированном германскими войсками Ревеле произошли забастовки, которые поддержало большинство рабочих.

Эстонскую войну за независимость в период 1918—1920 эстонские и западные историки называют также «Освободительной войной». В советской историографии она трактовалась как гражданская война эстонских «белых» и «красных». Следует отметить, что оба эти варианта не отражают всех сложных перипетий военных событий 1918—1920 годов с участием Эстонии, которые включают в себя как минимум три составляющих: 1) собственно война за независимость Эстонской республики (ноябрь 1918 — весна 1919 года), которая также носила в себе элементы гражданской войны и в этом смысле являлась составной частью Гражданской войны в России; 2) участие эстонской армии в Гражданской войне на территории Петроградской и Псковской губернии на стороне антисоветских сил (весна 1919 — начало 1920 года); 3) «война с Ландесвером» на территории Латвии (лето 1919 года), в которых вооружённые силы Эстонии противостояли подразделениям Прибалтийского ландесвера (вооруженные силы прогерманского Балтийского герцогства, сформированные в основном из остзейских немцев).

Поражение Германии в Первой мировой войне поставило на повестку дня вопрос об эвакуации германских войск с оккупированных восточных земель. Вследствие этого оккупационная администрация начала сотрудничество с прибалтийскими националистами, надеясь в будущем сохранить германское влияние в Прибалтике. Уже 12 ноября 1918 года совет старейшин Земского совета сформировал с разрешения немцев новый состав Временного правительства под председательством К.Я. Пятса, который 17 ноября был освобождён из немецкого концлагеря и 20 ноября прибыл в Таллин. 19 ноября 1918 года в Риге представители Германии подписали с Временным правительством договор о передаче последнему всей власти в стране. Опасаясь угрозы захвата Красной Армией территории Эстонии руководители борьбы за независимость Эстонии, за неимением в своём распоряжении достаточных резервов и времени для формирования национальных вооружённых сил, были вынуждены принять помощь, предложенную им командованием германской армии.

В свою очередь, Ревельский Совет рабочих депутатов обратился за поддержкой к правительству РСФСР. В Рабоче-Крестьянской Красной Армии РСФСР формировались отдельные эстонские части (т. н. красные эстонские полки).

29 ноября 1918 части советской 7-й армии, в том числе и красные эстонские полки, заняли Нарву, где в тот же день была провозглашена Эстляндская трудовая коммуна. Временное правительство было объявлено вне закона, власть была передана Совету Коммуны (председатель Я. Анвельт, члены: В. Кингисепп, Р. Вакман, А. Вальнер, И. Кясперт, К. Мюльберг, И. Мяги, X. Пегельман, О. Рястас, М. Тракман). Правительство РСФСР декретом от 7 декабря 1918 года признало независимость Эстляндской Трудовой коммуны, а 30 декабря предоставило ей 50-миллионный заём.

5—7 декабря советские войска возобновили наступление на таллинском направлении. Однако развивалось оно крайне медленно и лишь к началу января 1919 года 7-я армия вышла на рубеж Кулламаа — Арупере — Нирге — Ныммекюла — восточнее Пайде. Советское наступление развивалось и с юго-востока, со стороны Пскова. Здесь советским войска также сопутствовал успех, они овладели Тарту, Выру, Валга и Мыйзакюла. К январю 1919 Красная Армия заняла две трети территории страны и стояла в 35 километрах от Ревеля.

На занятой Красной Армией территории стали действовать декреты Советской власти. На предприятиях был введён рабочий контроль, были вновь национализированы имения, банки, железные дороги, ряд крупных торговых и промышленных предприятий, был введён 8-часовой рабочий день, крестьяне были освобождены от выплаты долгов и арендной платы царского и оккупационного времени. Власти Коммуны ввели бесплатное школьное обучение на родном языке, отменили плату за обучение в школе, церковь была отделена от государства, а школа — от церкви. Но в аграрном вопросе были допущены ошибки (на базе бывших помещичьих имений создавались только государственные хозяйства, земля не была передана крестьянам и др.), что не встретило поддержки большинства населения. Эта ошибка была умело использована оппонентами красных — 20 декабря 1918 года было выпущено и широко популяризировалось постановление Временного правительства, согласно которому солдаты, участвовавшие в «Освободительной войне» и проявившие при этом «беспримерную доблесть», раненые и семьи убитых военнослужащих подлежали безвозмездному наделению землёй. В итоге к началу января 1919 года Временному правительству удалось создать условия для перелома в войне.

На помощь правительству Пятса пришли иностранные войска, среди которых наиболее значимыми для эстонцев стали помощь английского флота в Финском заливе, а также отряды финских добровольцев. 12 декабря 1918 в Таллин прибыла английская эскадра под командованием контр-адмирала Синклера, а в конце декабря в Эстонии появились первые подразделения финнов. Финляндия также оказала Эстонии значительную финансовую помощь. Кроме того, на территорию Эстонии также отступил Особый Псковский Добровольческий корпус Белой армии, выбитый советскими войсками из Пскова. 6 декабря 1918 года он перешёл в подчинение эстонского командования. Эстонская армия также постепенно усиливалась за счёт призывников и добровольцев и организационно совершенствовалась. 23 декабря была учреждена должность главнокомандующего, им стал полковник Й. Лайдонер.

7 января 1919 года эстонские войска, усилившиеся за счёт русских белогвардейцев и финских добровольцев, и при активной поддержке английской эскадры перешли в наступление на нарвском направлении, а несколько позже — и на псковском. Быстрые и неожиданные действия, стремительные рейды десяти бронепоездов и поддержка английской эскадры привели к вытеснению за пределы Эстонии частей Красной армии и отрядов Эстляндской Трудовой Коммуны. Уже 18 января — через 11 дней после начала наступления — эстонцы и финны овладели Нарвой, вступив на территорию Петроградской губернии. На псковском направлении эстонцы 14 января взяли Тарту, 1 февраля — Выру и Валк, 4 февраля — Печоры. Основными причинами поражения советских войск стали: а) крайняя малочисленность сил 7-й армии, вялость и нерешительность их действий, особенно на начальном этапе войны, когда эстонская армия находилась в начальной стадии формирования, а помощь из-за границы ещё не успела поступить в значительном количестве; б) широкая поддержка белоэстонцев со стороны иностранных государств, способствовавшая выравниванию соотношения сил на фронте и насыщению эстонской армии современной военной техникой, а также полностью парализовавшая деятельность советского Балтийского флота; в) ошибки руководства Коммуны в ряде вопросов внутренней политики, прежде всего в аграрном, оттолкнувшие значительную часть населения от коммунистов.

В феврале—марте 1919 года советские войска вновь предпринимали наступательные действия на тартуском направлении. На начальном этапе Красная Армия достигла определённых успехов, овладев Изборском (19 февраля) и Печорами (11 марта), но к концу марта эстонцы смогли восстановить положение. Признав неудачу, ЦК РКП (б) 13 апреля принял решение обратиться к Эстонии с мирными предложениями. 15 и 25 апреля советские мирные предложения при посредничестве венгерского правительства были переданы Эстонии, но ответа на них не последовало. 30 мая генерал-майор Лайдонер, выступая перед Учредительным собранием, сообщил, что территория страны освобождена и защищена от любых нападок. 5 июня прекратил деятельность Совет Эстляндской трудовой коммуны.

В мае 1919 году противостояние Эстонии с РСФСР перешло в новую фазу. Сформированная на территории Эстонии белогвардейская Северо-Западная армия (до июня 1919 года — Северный корпус) Юденича совместно с эстонскими войсками провела два наступления на Петроград (см. Петроградская оборона). Эстонская армия приняла участие и в боях на псковском направлении в мае 1919 года, овладев 25 мая Псковом. В самой Эстонии начались преследования коммунистов, в феврале 1919 было подавлено Сааремааское восстание.

Важным событием 1919 года в истории борьбы за независимость стала победа 3-й дивизии эстонской армии под командованием генерал-майора Э.Я. Пыддера над отрядами Прибалтийского ландесвера, происшедшая под латвийским городом Цесис (эстонское название — Вынну). Это достижение являлось одной из ряда побед в походе эстонской армии на Ригу, происходившего 20 июня — 3 июля 1919 года, в конечном итоге которого из латвийской столицы были вытеснены вооружённые формирования Балтийского герцогства и восстановлено правительство Латвийской Республики во главе с Карлисом Улманисом. С 1934 года «победа под Вынну» 23 июня 1919 года отмечается как День Победы и является эстонским государственным праздником.

В конце лета 1919 года Совнарком Советской России обратился к правительству Эстонии с предложением о мирных переговорах. С другой стороны Юденич 7 августа передал Лайдонеру письмо о признании независимости Эстонии, надеясь что эстонские войска будут участвовать в наступлении на Петроград. А образованное 11 августа русское Северо-Западное правительство в тот же день, в своём первом заявлении, признало «абсолютную независимость Эстонии. Аналогичное давление на Эстонию также оказали западные союзники.
 
Однако во время осеннего наступления на Петроград Эстония, по целому ряду причин (прежде всего потому, что Всероссийское правительство адмирала Колчака, которому подчинялся генерал Юденич, не спешило признавать независимость Эстонии, а в частных беседах руководители белого движения в Омске и Париже даже заявляли об обратном), сняла с фронта свои войска, оголив фланги наступающей Северо-Западной армии. Воспользовавшись этим, десанты матросов Красного Балтфлота высадились у «Красной горки» и ударили по флангу. Катастрофа стала неизбежной, поскольку Эстония закрыла свои границы, армия Юденича оказалась в блокаде, без подвоза, снабжения и пополнения.

После поражения Северо-Западной армии под Петроградом в ноябре 1919 года Эстония согласилась впускать в страну части белых только при том условии, что они сдадут оружие, всё военное имущество и знаки различия.

В 1919—1920 годах от болезней и голода в лагерях на территории Эстонии погибла большая часть интернированной Эстонией Северо-Западной белой армии генерала Юденича и значительная часть русских беженцев Эстонский источник отрицает плохое обращение с интернированными русскими.

Остатки армии смогли покинуть территорию Эстонии только через несколько лет, после выдачи так называемых «нансеновских паспортов».
 

2 февраля 1920 года между Российской Советской Федеративной Социалистической Республикой и Эстонской Республикой был заключён Юрьевский мирный договор, которым обе стороны официально признали друг друга (первый международный договор обоих государств). Статья III делимитировала границу между двумя странами, которая была установлена по фактически сложившейся к моменту вступления в силу соглашения о перемирии линии фронта. В результате этого в составе Эстонии оказалась довольно обширная территория с преобладанием русского населения. Это были в основном районы Печорского края, Причудья и территория к востоку от реки Нарва.

Согласно нынешней, официальной позиции Эстонии, Тартуский мирный договор не утратил юридическую силу в 1940 году с прекращением существования Эстонской Республики как независимого государства, поскольку вхождение Эстонии в состав СССР в современной Эстонии официально трактуется как оккупация.

Таким образом, РСФСР стала первым государством, юридически признавшим Эстонскую Республику.

17 февраля 1920 г. вышло секретное распоряжение министра внутренних дел Эстонской Республики касательно Северо-Западной армии, о выполнении которого различные источники свидетельствуют следующее:
«… из Эстонии производятся массовые выселения русских подданных без объяснения причин и даже без предупреждения… Русские люди в этих провинциях бесправные, беззащитные и беспомощные. Народы и правительства молодых балтийских государств совершенно опьянены вином национальной независимости и политической свободы».
Записан

Landser

  • Модератор
  • Старейшина форума
  • *****
  • Отзывы +259/-0
  • Сообщений: 8 468
  • Наши дети - наше будущее
    • Просмотр профиля
Re: Эстонская Республика
« Ответ #2 : Июль 05, 2011, 16:11:50 »

15 июня 1920 года Учредительное Собрание одобрило проект первой конституции Эстонской Республики, основанной на моделях конституций Веймарской республики, Швейцарии, Франции и США.
Период с 1920 по 1934 год

Политическая жизнь с 1920 по 1934 годы характеризовалась многопартийностью, феерией борьбы партий в парламенте и быстро меняющимися правительствами (за указанный период сменилось 23 правительства).

В декабре 1924 года коммунистами была предпринята попытка вооружённого восстания, которая провалилась из-за равнодушия рабочих и поддержки правительства армией. Коммунистическая партия объявлена вне закона. Участники восстания и подозреваемые в сотрудничестве с ними были казнены. Всего было казнено более 400 человек.

В 1928 году была проведена денежная реформа и марка заменена на крону, курс которой был привязан к английскому фунту стерлингов.

В 1929 году было подписано торговое соглашение между Эстонской Республикой и Советским Союзом. В 1932 году был заключён пакт о ненападении с СССР.

Во время мирового экономического кризиса в Эстонии на политическую сцену вышла праворадикальная Лига Ветеранов Освободительной войны (эст. Vabaduss?jalaste Liit), сокр. «вапсы» (эст. vapsid), которая в 1920 годы была политически малоактивной организацией, представляющейся в основном экономические интересы ветеранов. В советской историографии организацию вапсов называли фашистской или профашистской, так как их националистическая и проавторитарная идеология имела некоторые совпадения с политикой фашистов Муссолини. В 1933 году конституционный референдум поддержал предложенные «вапсами» изменения — ограничение законодательной власти парламента, уменьшение количества парламентариев до 50 (ранее 100), и усиление власти президента, вплоть до возможности наложения президентом вето на решения парламента, введение прямых выборов президента.

12 мая 1933 года в гавань Таллина с дружеским визитом прибыл германский крейсер «Эмден», на борту которого устраивались вечера пропаганды с нацистской символикой и речами в честь фюрера.

В штабе Эстонской армии образовалась группа пронацистски настроенных офицеров, во главе с начальником 2-го разведывательного отдела генштаба полковником Маазингом. С этого момента стали происходить по официальным каналам сотрудничество с военными и разведывательными ведомствами нацистской Германии.
Государственный переворот 1934 года и режим Пятса

Вторая конституция вступила в силу в январе 1934 года, Константин Пятс занял пост премьер-министра в обязанности государственного старейшины (президента). Опасаясь неизбежной победы партии «вапсов» на предстоящих выборах и, пользуясь предоставленными новой конституцией почти диктаторскими полномочиями, 12 марта 1934 года он, совместно с Йоханом Лайдонером, который снова возглавил эстонскую армию, совершил государственный переворот. В результате военного переворота было установлено авторитарное правление и объявлено о состоянии чрезвычайного положения. Пятс был объявлен Государственным Протектором Эстонии (Riigihoidja), Лига Ветеранов была запрещена, около 400 членов этой организации было арестовано, выборы отменены, полномочия Рийгикогу 5-го созыва, одобрившего действия Пятса и Лайдонера, были продлены. Несмотря на это, в октябре 1934 года Государственное собрание (Рийгикогу) было распущено.

Начавшийся период, называемый «эпохой безмолвия», характеризовался сворачиванием парламентской демократии и авторитарным правлением. Страной фактически правил триумвират, состоявший из президента (Константин Пятс), главнокомандующего армией (Йохан Лайдонер) и министра внутренних дел (Каарел Ээнпалу).

В марте 1935 года, в Эстонии была введена однопартийная система. Все политические партии были запрешены, вместо них была создана единственная правящая — «Исамаалийт» («Союз отечества»). C 1934 по 1938 год парламент не собирался. При подготовке референдума секретный циркуляр правительства органам исполнительной власти на местах предписывал: «к голосованию не надо допускать таких лиц, о которых известно, что они могут голосовать против национального собрания…их надо немедленно препровождать в руки полиции». В 50 округах из 80 выборы вообще не проводились.
Принятие в 1937 году новой Конституции и последующие события

В 1937 году созванное Пятсом Национальное Собрание (Rahvuskogu) одобрила (оппозиция бойкотировала этот акт) третью конституцию Эстонской Республики, основанную на предложениях главы государства. Конституция вступила в силу 1 января 1938 года. Вновь избранный парламент принял решение об амнистии политических заключённых, как коммунистов, так и членов Лиги Ветеранов.

В соответствии с новой конституцией главой государства становился президент, избираемый на 6 лет. Президент получал власть распускать правительство и накладывать вето на решения парламента. Более того, президент получил и законодательные полномочиями — в период между сессиями парламента и в случае «государственной необходимости» он мог самолично издавать законы в виде президентских декретов (Пятс широко использовал эту возможность ещё до принятия конституции). В новой конституции сохранялись все основные гражданские права, но оставалась возможность ограничить свободу слова для сохранения государственной безопасности и морали. Избирательный возраст был увеличен с 20 до 22 лет. Была введена двухпалатная парламентская система: Государственная дума (Riigivolikogu), члены которой избирались на 5 лет, и Государственный Совет (Riigin?ukogu), состоящий из 40 членов, 10 из которых назначались президентом. Таким образом, Эстония становилась не парламентской, а президентской республикой. Одним из положений, существенно ограничивающим демократию, стало то, что референдум, который мог бы изменить конституцию, мог состояться только по решению президента. 24 апреля 1938 года парламент избрал К.Я. Пятса на должность президента, и в тот же день состоялась его инаугурация на этот пост.

В 1938 году были созданы «лагеря для лодырей» — лагеря для принудительного труда безработных. Там был тюремный режим, 12-часовой рабочий день, и телесные наказания розгами, являясь прототипами лагерей и гетто, созданных немецкими оккупациоными властями. В «лагеря для лодырей» заключали на срок от 6 месяцев до 3-х лет всех «шатающихся без работы и средств к существованию». Коррупция правительства Пятса достигла больших размеров.

В 1939 году в Эстонии насчитыввалось порядка 160 германских ассоциаций и обществ, которые занимались пропагандой идей национал-социализма и прогерманских идей.

Международная политика Эстонской Республики определялась её геополитическим положением и правилами, которые диктовали сильные страны. Во время Войны за независимость Эстонии удалось наладить хорошие отношения с западными странами.

В апреле 1939 года на трёхсторонних переговорах СССР, Великобритании и Франции было заявлено о необходимости обеспечить независимость Балтийских стран. Переговоры не увенчались успехом, из-за милитаристских планов Англии и Франции.

14 мая 1939 Молотов предложил Эстонии, ранее заявившей о своем нейтралитете, заключить пакт о взаимопомощи. Эстония, как и другие страны Восточной Европы, испытывала, по выражению У.Черчилля, «ужас» «перед советской помощью в виде советских армий, которые могли пройти через их территории, чтобы защитить их от немцев и попутно включить в советско-коммунистическую систему»  7 июня посол Эстонии в Лондоне представил меморандум, согласно которому Эстония будет рассматривать «автоматическую помощь» как недружественный акт. 19 июня посол Эстонии в Москве Аугуст Рэй на встрече с послом Великобритании Сидсом заявил, что в случае войны Германии против СССР Эстония выступит на стороне Германии. 24-28 сентября в Москве происходили переговоры между Молотовым и министром иностранных дел Эстонии Селтером по вопросу о заключении пакта о взаимопомощи и торгового соглашения между Советским Союзом и Эстонией. Переговоры закончились подписанием 28 сентября пакта о взаимопомощи и торгового соглашения.

Германское правительство призвало вернуться на родину всех балтийских немцев. Следуя этому призыву, за период с 1939 по 1941 год Эстонию покинуло свыше 20 000 человек.
Присоединение Эстонии к СССР
Основные статьи: Присоединение Прибалтики к СССР (1939—1940), Солнечная революция (Эстония), Выборы в Риигиволикогу (1940)

В декабре 1933 года правительствами Франции и СССР было выдвинуто совместное предложение о заключении договора о коллективной безопасности и взаимопомощи. Были сделаны предложения присоединиться к договору Финляндии, Чехословакии, Польше, Эстонии, Латвии и Литве. Проект договора получил название «Восточный пакт». Он рассматривался как коллективная гарантия на случай агрессии со стороны фашистской Германии. Но Польша и Румыния отказалась вступать в альянс, США не одобрили идею договора, а Англия выдвинула ряд встречных условий, включая перевооружение Германии. 21 марта 1939 года идея «Восточного пакта» обсуждалась снова.

В марте 1939 года СССР вёл переговоры с Англией и Францией, понимая реальную опасность надвигавшейся войны. В качестве основы для переговоров СССР предложил меры для совместного предотвращения итало-немецкой агрессии против европейских стран и выдвинул 17 апреля 1939 г. следующие положения, обязывавшие (СССР, Англию и Францию): оказывать всяческую, в том числе и военную, помощь восточноевропейским странам, расположенным между Балтийским и Чёрным морями и граничащим с Советским Союзом; заключить сроком на 5?10 лет соглашение о взаимопомощи, включая и военную, в случае агрессии в Европе против любого из договаривавшихся государств (СССР, Англию и Францию).

Причина провала «Восточного пакта» была в различных интересах договаривающихся сторон, англо-французские миссии получили от своих генеральных штабов подробные секретные инструкции, в которых определялись цели и характер переговоров: в записке французского генерального штаба говорилось, что вместе с рядом политических выгод, которые получили бы Англия и Франция в связи с присоединением СССР, оно «вовлекло бы СССР в конфликт; не в наших интересах, чтобы он оставался вне конфликта, сохраняя нетронутыми свои силы». В проекте договора, предлагавшегося СССР, присутствовало понятие «косвенной агрессии», предполагавшее право СССР ввести войска в пограничные государства, если он сочтёт, что их политика направлена против СССР. Это было расценено в прибалтийских столицах, а также Лондоне и Париже, как намерение оккупировать лимитрофы. Со своей стороны прибалтийские государства категорически отказались от советской «помощи», заявили о своём строжайшем нейтралитете и объявили, что всякие гарантии, данные им без их просьбы, будут рассматривать как акт агрессии. По мнению Черчилля, «Препятствием к заключению такого соглашения (с СССР) служил ужас, который эти самые пограничные государства испытывали перед советской помощью в виде советских армий, которые могли пройти через их территории, чтобы защитить их от немцев и попутно включить в советско-коммунистическую систему. Ведь они были самыми яростными противниками этой системы. Польша, Румыния, Финляндия и три прибалтийских государства не знали, чего они больше страшились, — германской агрессии или русского спасения».

Параллельно с переговорами с Англией и Францией СССР вёл также тайные переговоры с Германией. 23 августа 1939 года был заключён Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом (пакт Молотова — Риббентропа). Согласно секретному дополнительному протоколу о разграничении сфер обоюдных интересов в Восточной Европе на случай «территориально-политического переустройства», предусматривалось включение Эстонии, Латвии, Финляндии, Восточной Польши и Бессарабии в сферу интересов СССР.

С началом Второй мировой войны Эстония объявила о своём нейтралитете. Но в ходе военных действий произошёл ряд инцидентов, в которые оказались вовлечены и прибалтийские страны — одним из них стал заход 15 сентября польской подводной лодки «Ожел» в Таллинский порт, где она была интернирована эстонскими властями, которые начали демонтаж её вооружения. Однако 17 сентября экипаж подлодки разоружил охранников и вывел её в море, при этом на борту оставались шесть торпед. Советский Союз заявил, что Эстония нарушила нейтралитет, предоставив убежище и помощь польской подводной лодке.

19 сентября Вячеслав Молотов от лица советского руководства возложил ответственность за это происшествие на Эстонию, заявив, что Балтийскому флоту поставлена задача отыскать подлодку, поскольку она может угрожать советскому судоходству. Это привело к фактическому установлению морской блокады эстонского побережья.

24 сентября по приглашению правительства СССР в Москву прибыл министр иностранных дел Эстонии К. Сельтер. Официальной причиной визита были переговоры по торговому соглашению, включающему и транзит через Эстонию советских грузов в Германию. Однако после обсуждения торгового соглашения Молотов поднял вопрос о польской подводной лодке, заявив, что Эстония отремонтировала и вооружила лодку, тем самым нарушив нейтралитет в пользу Польши, и далее в ультимативной форме потребовал заключения пакта о взаимопомощи, который также «обеспечивал бы Советскому Союзу права иметь на территории Эстонии опорные пункты или базы для флота и авиации». Молотов заявил, что Советскому Союзу для укрепления безопасности необходим выход в Балтийское море: «Если Вы не пожелаете заключить с нами пакт о взаимопомощи, то нам придется использовать для гарантирования своей безопасности другие пути, может быть, более крутые».

25 сентября посол Германии в СССР граф Шуленбург был вызван в Кремль, где Сталин сообщил ему, что «Советский Союз немедленно возьмётся за решение проблемы прибалтийских государств в соответствии с протоколом от 23 августа».

Тем временем на советской границе с Эстонией и Латвией создавалась советская военная группировка, в которую вошли силы 8-й армии (Кингисеппское направление, Ленинградский ВО), 7 армии (Псковское направление, Калининский ВО) и 3-й армии (Белорусский фронт).

В условиях, когда Латвия и Финляндия отказались оказать Эстонии поддержку, Англия и Франция (находившиеся в состоянии войны с Германией) не в состоянии были её оказать, а Германия рекомендовала принять советское предложение, эстонское правительство пошло на переговоры в Москве, в результате которых 28 сентября был заключён Пакт о взаимопомощи, предусматривающий размещение на территории Эстонии советских военных баз и 25-тысячного советского контингента.

В 1940 году были введены дополнительные контингенты советских войск. На территории Эстонии создавались военные базы СССР, на которых были размещены 25 000 солдат. 10 июня на советских базах в Эстонии была объявлена боевая готовность. 14 июня была объявлена военная и морская блокада Прибалтики. 14 июня советские самолёты сбили над Финским заливом вылетевший из Таллина самолёт финской авиакомпании.

16 июня Молотов вручил эстонскому послу ультимативную ноту, в которой требовал немедленного ввода в Эстонию дополнительного контингента советских войск численностью 90 000 человек и смещения правительства, угрожая в противном случае оккупацией Эстонии. Пятс принял ультиматум.

17 июня 1940 г. в Таллин вступили советские войска; одновременно на рейде встали корабли Балтийского флота и был высажен морской десант. Советскими военными властями были запрещены народные сборища, собрания, фотографирование под открытым небом; у населения в течение 24 часов было изъято оружие. 18 июня советник советского посольства Бочкарёв назвал имена первых членов нового просоветского правительства Эстонии. Последующими событиями руководил уполномоченный ЦК ВКП(б) по Эстонии А. А. Жданов, прибывший в Таллин 19 июня. 21 июня он продиктовал Пятсу состав нового кабинета во главе с поэтом Йоханнесом Варесом (Барбарусом), придерживавшимся левых взглядов и вскоре вступившим в компартию. Фактически руководство страной осуществлялось посольством СССР. Из Ленинграда в Таллин прибыли сотрудники НКВД. Начались аресты и депортации граждан Эстонской Республики, в том числе активно настроенных против советского режима. Вслед за тем Жданов распорядился в девятидневный срок провести выборы в Рийгикогу.

Указом Пятса от 5 июля внеочередные выборы в Рийгикогу были назначены на 14 июля 1940 года. По официальным данным в выборах приняло участие 591 030 граждан, или 84,1 % от общего числа избирателей. За кандидатов «Союза трудового народа» (кандидатов других партий не регистрировали) проголосовало 548 631 человек, или 92,8 % от числа голосовавших. Согласно мнению некоторых российских и эстонских историков, выборы прошли с нарушениями действующих законов, в том числе конституции], а результаты были фальсифицированы.

11 июля 1940 (ещё до формального включения Эстонии в состав СССР) был издан приказ наркома обороны маршала С. К. Тимошенко № 0141, согласно которому к 31 июля 1940 года территория Эстонии должна была быть включена в состав Ленинградского военного округа.

21 июля первая сессия Рийгикогу нового созыва приняла решение об установлении в стране Советской власти и образовании Эстонской Советской Социалистической Республики. 22 июля была принята декларация о вступлении Эстонии в состав СССР. Рийгикогу обратилось с соответствующей просьбой к Верховному Совету СССР. В тот же день президент Константин Пятс подал прошение об освобождении его от полномочий президента, которое было удовлетворено. Полномочия президента, в соответствии с Конституцией, перешли к премьер-министру. 30 июля Пятс был депортирован в Башкирию.

6 августа 1940 года VII сессия Верховного Совета СССР приняла постановление о принятии в состав СССР Эстонской ССР.

Ряд зарубежных историков и политологов, а также некоторые современные российские исследователи характеризуют этот процесс как оккупацию и аннексию независимых государств Советским Союзом. Несмотря на вхождение Эстонии в состав Советского Союза, некоторые государства (США, Великобритания, Канада, Австралия, Швейцария, Ирландия, Ватикан и др.) продолжали де-юре признавать Эстонскую Республику в качестве независимого государства, её иностранные представительства существовали в Соединенных Штатах и Великобритании. В начальный период после установления независимости эти дипломатические представительства играли важную роль в восстановлении связей между воссозданной Эстонской Республикой и её союзниками среди стран Запада. Многие историки считают, что эти договоры были приняты в условиях военной угрозы. Согласно официальной российской трактовке ввод советских войск нельзя называть оккупацией, поскольку решение о вхождении прибалтийских стран в состав СССР в 1940 году было оформлено юридически корректно и ввод войск был осуществлён в соответствии с договором между Советским Союзом и Эстонией. Таким образом, утверждать, что был безусловный факт оккупации, нельзя. Правильнее обсуждать вопрос об инкорпорации или аннексии территории Эстонии Советским Союзом.

Согласно «Отчёту комиссии по расследованию преступлений против человечности при президенте Эстонии», опубликованному в 2001 году, в течение года до начала войны между Советским Союзом и Германией (22 июня 1941 года) в Эстонии было арестовано около 7000 человек, из которых было казнено по крайней мере 1850, в основном по обвинению в антисоветской деятельности. Были арестованы 800 кадровых офицеров Эстонии  — половина состава. Но по данным, полученным из НКВД общее количество арестованных за 6 лет (то есть до 1947 года) было не более 6500 человек, 75 % которых были арестованы уже во время войны. И приблизительно 1500—2000 человек от общего числа были осуждены на смертную казнь.

Это число казнённых (1850 человек) упоминается в пропагандистском немецком материале, изданном при немецкой оккупации — «Zentralstelle zur Erfassung der Verschleppten». В последующих эстонских источниках указывается, что в Эстонии было казнено около 300 человек, около 150 человек из них за указанный период — до начала войны. Составы преступлений, за которые лица осуждались к высшей мере наказания, были в дальнейшем уточнены. Согласно отчёту международной комиссии, они были различны: антисоветская деятельность, аресты и казни коммунистов в независимой Эстонии, военные преступления в годы Гражданской войны, дезертирство из рядов Красной Армии, участие в белогвардейских организациях, разведывательная деятельность против СССР до 1940 года.

14 июня 1941 года, согласно записке наркома НКГБ Меркулова, на поселение в отдалённые районы Советского Союза было выслано 5978 человек и арестовано 3178. По данным современных исследователей, было направлено на поселения — 6328 человек (а после вычитания потерь в пути — 6284 человека); всего же из Эстонии на поселение и в лагеря военнопленных было выслано 10 016 человек.

Согласно официальной формулировке, высылка была проведена «в связи с наличием в Литовской, Латвийской и Эстонской ССР значительного количества бывших членов различных контрреволюционных националистических партий, бывших полицейских, жандармов, помещиков, фабрикантов, крупных чиновников бывшего государственного аппарата Литвы, Латвии и Эстонии и других лиц, ведущих подрывную антисоветскую работу и используемых иностранными разведками в шпионских целях». В эстонской историографии высылка расценивается как уничтожение элиты эстонского народа. Посол Эстонии в РФ Тийт Матсулевич: «14 июня 1941 года из нашей страны вывезли более 10 тысяч человек… Эти десять тысяч составляли фактически элиту населения страны, насчитывавшей в ту пору немногим более миллиона жителей».

Как утверждается на сайте эстонского посольства в России, «при депортации мужчины были отделены от женщин и детей: мужчины направлены в тюремные лагеря, а женщины сосланы в отдалённые районы Кировской и Новосибирской областей. Подавляющее большинство мужчин погибли в лагерях. В частности, к весне 1942 г. из 3500 мужчин, направленных в сибирские лагеря, в живых осталось несколько сотен».

Эстонская армия была переформирована в 22-ой стрелковый корпус (двухдивизионного состава), командующим которым был назначен генерал-майор Густав Йонсон, бывший командующий вооружёнными силами Эстонской Республики.

С началом войны между Советским Союзом и Германией было мобилизовано около 50 тыс. эстонцев в призывном возрасте, из которых 32 тыс. человек были отправлены в СССР. В 1942 году из эстонцев, вывезенных в Советский Союз или живших там до войны, был сформирован 8-й Эстонский стрелковый корпус Красной Армии.

Летом 1941 года сотни эстонцев ушли в леса и образовали там отряды - «лесных братьев». Многие бежали в Финляндию, где вступали в финскую армию. Советской властью из добровольцев-жителей Эстонии, поддерживавших советский строй, были сформированы истребительные батальоны (приказ Сталина от 3 июля 1941 года) и боролись с отрядами «лесных братьев» и диверсантами. Согласно отчёту комиссии по расследованию преступлений против человечности при президенте Эстонии, опубликованному в 2001 году за лето 1941 года в результате казней органами НКВД заключённых, которых было невозможно эвакуировать ввиду немецкого наступления, погибло 2 тыс. человек. По оценке российского историка Александра Дюкова, это число сильно завышено и на самом деле в тюрьмах было расстреляно таким образом 226 человек.

7 июля 1941 года немецкие войска подошли к границе Эстонии, а 28 августа последние части Красной армии покинули Таллин.

Значительная часть эстонцев восприняла приход немецкой армии, как освобождение от советского ига и с энтузиазмом поддержала оккупационные власти. Была создана коллаборационистская организация «Омакайтсе» (эст. Omakaitse, «Самооборона»), сотрудничавшая с немецким оккупационным режимом. По сохранившимся отчётам «Омакайтсе», только летом 1941 года участниками этой организации было убито 946 советских активистов, совершено 426 нападений на государственные учреждения. К 1 ноября 1941 года ими было проведено 5 033 облавы, арестовано 41 135 человек, из которых казнены на месте «из-за оказанного сопротивления» 7 357 человек. Эта же организация оказывала активное содействие деятельности айнзатцкоманды 1A под руководством штандартенфюрера СС Мартина Зандбергера, которая осуществила истребление всех евреев, оставшихся на территории Эстонии. Позднее членов «Омакайтсе» призывали вместе с другими добровольцами и рекрутами в вооружённые силы Германии, среди которых были и полицейские батальоны, принимавшие участие в борьбе с партизанами и карательных операциях на территории России, Белоруссии, Польши и Украины.

Вместе с Литвой, Латвией и Белоруссией Эстония составляла рейхскомиссариат Остланд, будучи в его пределах особым округом (генеральным комиссариатом) во главе с Карлом-Сигизмундом Литцманом. Оккупационными властями было сформировано самоуправление во главе с эстонским политиком, бывшим главой Эстонского освободительного комитета (в Финляндии) Хяльмаром Мяэ.

28 августа 1942 года было объявлено о создании Эстонского легиона войск СС и начале приёма в него добровольцев. С весны 1943 года, когда стала ощущаться нехватка добровольцев, немецкие власти начали проводить мобилизации. Члены «Омакайтсе», 3-я эстонская добровольческая бригада СС, а также полицейские батальоны участвовали в боях с партизанами, расстрелах мирного населения, грабежах, уничтожении целых деревень в Белоруссии и массовой отправке мирного населения в Германию.

14 января 1944 года была начата наступательная операция Ленинградского и Волховского фронтов, в результате которой в феврале Красная Армия вышла на рубеж реки Нарва. В конце января началась активная мобилизация эстонцев в немецкую армию. 7 февраля бывший премьер-министром в правительстве Эстонской Республики в 1930-х годах Юри Улуотс призвал эстонцев участвовать в мобилизации. К весне 1944 года было мобилизовано примерно 32 тыс. человек. Были сформированы 7 так называемых пограничных полков и 20-я гренадерская дивизия войск СС, состоявшая из 15 тыс. человек. В августе была проведена мобилизация молодых людей 1926 года рождения, которые в основном вошли в состав 20-й дивизии войск СС, 3 тыс. молодых людей в возрасте 16—17 лет были мобилизованы на вспомогательную службу авиации. Всего в немецкую армию в 1944 году было мобилизовано примерно 38 тыс. человек.
Бои за Эстонию

2 февраля 1944 года Красная Армия форсировала реку Нарва и создала несколько плацдармов. 11 февраля был предпринят неудачный штурм Нарвы. После падения Нарвы 26 июля немецкие войска оперативной группы «Нарва» отступили к линии обороны «Танненберг», оборудованной примерно в 20 километрах западнее Нарвы в пересечённой местности Синимяэ. С 27 июля по 10 августа там продолжались ожесточённые сражения, получившие название «битва европейских сил войск СС». В боях принимали участие немецкие, эстонские, норвежские, датские, голландские и бельгийские части СС. Обе стороны понесли в этих боях тяжёлые потери. Погибло большое количество эстонцев, воевавших по обе стороны огневой линии. Немецкими войсками была одержана тактическая победа, позволившая до 17 сентября приостановить наступление советских войск. В середине августа на юго-востоке Эстонии было начато новое советское наступление, в ходе которого были заняты города Выру и Тарту. В сентябре, готовя новое наступление, советское командование перебросило часть войск, включая 8-й Эстонский стрелковый корпус, с Нарвского перешейка под Тарту. 16 сентября 1944 года из-за угрозы окружения войск Гитлером был отдан приказ об эвакуации из Эстонии. На следующий день, 17 сентября, Красная Армия начала очередное наступление — Таллинскую операцию. С 17 по 22 сентября эстонские подразделения по обе стороны фронта не раз сталкивались в братоубийственных боях.
Попытка передачи власти правительству Тиифа

В марте 1944 года оккупационной администрацией Х.Мяэ — К.Лицмана был создан Национальный Комитет Эстонской Республики во главе с Юри Улуотсом, который поддержали многие политики из числа находившихся в то время в Эстонии, включая представителей как про-правительственного, так и оппозиционного крыла политической элиты второй половины 1930-х годов. Целью комитета было названо восстановление независимости Эстонии на основании принципа правопреемственности Эстонской Республики. 1 августа Национальный Комитет провозгласил себя носителем высшей государственной власти в Эстонии.

18 августа назначенный Комитетом временным президентом Юри Улуотс сформировал национальное правительство во главе с Отто Тиифом. На следующий день, 19 августа Юри Улуотс вышел в эфир с призывом приложить все силы для борьбы с наступающими войсками Красной Армии и вступать в германские коллаборационистские формирования. 18 сентября германские войска стали готовиться к эвакуации. 21 сентября на башне «Длинный Герман» в Таллине рядом с германским военным флагом был торжественно поднят меньший по размеру сине-чёрно-белый флаг .

22 сентября, в 11 часов дня в Таллин вошла подвижная группа 8-го Эстонского стрелкового корпуса; чуть позже — передовые отряды 8-й армии. В девять вечера 22 сентября 1944 года штаб 8-й армии сообщил в военный совет Ленинградского фронта о занятии Таллина. Лейтенант Йоханнес Лумисте и ефрейтор Эльмар Нагельман из 354-го полка Эстонского стрелкового корпуса спустили с башни Длинный Герман таллинского замка Тоомпеа оба висевших там флага и водрузили красный флаг. 25 сентября 1944 года власть в Таллине перешла в руки правительства Эстонской ССР, вернувшегося из эвакуации.

Таким образом, правительство Отто Тифа просуществовало лишь четыре дня. Большинство его членов были вскоре арестованы советскими органами безопасности по обвинению в сотрудничестве с нацистской Германией. Юри Улуотсу удалось бежать в Швецию, где он вскоре скончался от рака.

Бои на Моонзундских островах длились до конца ноября. 24 ноября 1944 года была захвачена южная часть острова Сааремаа и тем самым Эстония снова была занята советскими войсками.

20-я гренадерская дивизия войск СС была отправлена в учебный лагерь в немецком городе Нойхаммер, где в октябре 1944 года из разрозненных частей была сформирована заново в составе трёх гренадерских полков СС «Эстланд». До января 1945 г. части дивизии участвовали в боях в Восточной Пруссии. 13 января 1945 г. дивизия в полном составе была направлена на фронт в район немецкого города Виттенберг, где вместе с другими немецкими соединениями была окружена частями Красной Армии. Однако часть солдат и офицеров сумели отступить на запад и сдаться англо-американским войскам.

ИСТОЧНИК
Записан

Landser

  • Модератор
  • Старейшина форума
  • *****
  • Отзывы +259/-0
  • Сообщений: 8 468
  • Наши дети - наше будущее
    • Просмотр профиля
Записан

Landser

  • Модератор
  • Старейшина форума
  • *****
  • Отзывы +259/-0
  • Сообщений: 8 468
  • Наши дети - наше будущее
    • Просмотр профиля
Re: Эстонская Республика
« Ответ #4 : Июль 05, 2011, 16:18:49 »

Денежные знаки Эстонской республики (1918-1940)

Ivar Leimus "Eesti Vabariigi rahad 1918 - 1992"

Tallinn 1993. стр. 86-93.

Эстонская Республика была провозглашена 24 февраля 1918 г. Однако деятельность, направленная на построение национальной государственности, стала возможна только после капитуляции Германии 11 ноября 1918 г. В этот день вновь собралось Временное правительство Эстонии, которое, наряду с прочими вопросами, сразу же занялось созданием собственной финансовой системы.

Временное правительство приняло 19 ноября “Временные административные законы”, оставлявшие в силе законодательные акты, действовавшие до 24 октября 1917 г., а также законы, установленные немецкими военными властями в Эстляндии и Лифляндии. Тем самым денежное обращение по-прежнему регулировалось постановлением оккупационных властей от 15 сентября 1918 г., согласно которому денежной единицей в Эстонии была марка.

Наряду с германскими рейхсмарками и остмарками в Эстонии имели хождение и различные российские рубли. Чтобы упорядочить денежное обращение, Временное правительство ввело с 28 ноября 1918 г. твердый обменный курс. Согласно постановлению министра финансов Я. Кукка, опиравшегося на документы оккупационных властей, самый высокий курс имел выпущенный Германией для оккупированных территорий России “восточный рубль”, приравненный к 2 маркам. Царский рубль стоил 1,5 марок, думский рубль – 1,25 марки, “керенка” – 1 марку.

В это время на восточной границе Эстонии происходили важные события. 29 ноября Красная Армия взяла Нарву, где в этот же день была провозглашена социалистическая республика – Эстляндская Трудовая Коммуна. 2 декабря 1918 г. Коммуна издала декрет о финансах, согласно которому на территории, находившейся под советской властью, вводился рубль РСФСР, а царский, думский и керенский рубли уравнивались в стоимости.

Тем самым на территории обоих эстонских государств имели хождение одни и те же денежные знаки, но в рамках совершенно различных финансовых систем. Однако длилось это недолго, так как уже к середине февраля 1919 г., территория Эстонии была очищена от красных.

Государственное строительство и Освободительная война потребовали непредвиденных расходов. Эстония обратилась за займами к ряду европейских государств, но получила помощь только от Финляндии, доставившей в начале декабря 1918 г. в Эстонию 10 млн. марок. 14 декабря 1918 г. постановлением Временного правительства финская марка объявлялась на территории Эстонской Республики законным платежным средством. По курсу она соответствовала остмарке или 50 “восточным” копейкам.

Одновременно с попытками получить заем за границей, правительство решило раздобыть деньги и дома. Так как на руках у населения скопилось большое количество различных бумажных денег, правительство предложило выпустить краткосрочные государственные долговые обязательства, т.е. прибегнуть к внутреннему займу. Планировалась эмиссия суммарно в 30 млн. марок со сроками погашения долговых обязательств 1 мая, 1 июня и 1 июля 1919 г. Временному правительству предоставлялось право при необходимости позволить министерству финансов выпустить краткосрочные долговые обязательства еще на 2 млн. марок сериями, сроками и процентной нормой, определенными правительством.

24 декабря министр финансов подписал дополнительную инструкцию, добавлявшую к намеченным прежде купюрам еще 50- и 100-марковую. Но уже 4 декабря 1918 г. министр финансов Я. Кукк обратился в Хельсинки с просьбой отпечатать в типографии “В. Ховинг и Ко” долговые обязательства Эстонской Республики.

Почему было дано распоряжение печатать долговые обязательства в Финляндии? Причина – чисто технологическая. Изготовление ценных бумаг оказалось неожиданно сложным процессом, для которого в Эстонии не было ни оборудования, ни бумаги, ни специалистов. В Финляндии же все это было, так как она выпускала свои денежные знаки и другие ценные бумаги еще с начала XX в.

Тем не менее, договор с фирмой “В. Ховинг и Ко” по неустановленным причинам заключен не был, и заказ был передан литографии “Лилиус и Херцберг”. 7 января 1919 г. там приступили к выполнению заказа, и в течение двух недель первая партия долговых обязательств была отпечатана.

Однако население, несмотря на активную пропаганду, не спешило приобретать долговые обязательства. Не помогла и принудительная подписка в уездах. К 16 января 1919 г. за счет долговых обязательств государство получило всего 8,9 млн. марок, то есть менее 30% от планируемой суммы. Немаловажную роль играло и то, что значительная часть территории Эстонии была в то время занята Красной Армией. Убедившись в провале внутреннего займа, государство вынуждено было 16 января объявить долговые обязательства законным платежным средством. 30 января министр финансов уточнил, что платежными средствами являются долговые обязательства номинальным достоинством от 50 до 1000 марок. Банкноты в 5000 и 10 000 марок оставались только долговыми обязательствами.

В марте – апреле 1919 г. в оборот были пущены ценные бумаги со сроком погашения 1 ноября и 1 декабря 1919 г. и 1 января 1920 г., причем продолжался притоки старых серий. В июне-июле добавились новые выпуски с датой 1 января 1920 г., и последняя серия со сроком погашения 1 мая 1920 г. Фактически же сроки погашения утратили смысл с того момента, как долговые обязательства были объявлены деньгами, особенно, если учесть, что одновременно заказывались и пускались в оборот купюры различных серий.

Последние долговые обязательства были переданы представителям Эстонии в начале сентября 1919 г. Всего долговых обязательств было выпущено на 214 млн. марок, а изготовлено - более чем на 250 млн. марок, что заметно превышало первоначально намеченную сумму в 30-50 млн.

5-процентные краткосрочные долговые обязательства были не единственными долговыми обязательствами Эстонской Республики, имевшими хождение в качестве заменителя денег. 19 января 1920 г. правительство приняло закон, согласно которому министру финансов было предоставлено право выпускать для пополнения казны краткосрочные кассовые векселя, общую сумму, сроки погашения и процентную ставку которых определяло правительство. На кассовых векселях должны были стоять подписи министра финансов, заведующего Государственным казначейством и заведующего Государственным учетным отделом. Ответственность за них принимало на себя государство.

Векселя Государственного казначейства печатались в Государственном отделе по выпуску ценных бумаг на Тоомпеа. 8-10 апреля там же они были разрезаны и переплетены в виде книжек, в каковом виде и выпущены.

Таким образом, правительство начинало осуществлять внутренний заем еще в пределах 250 млн. марок. Они были предназначены, главным образом, для поправления финансового состояния государства, но население, из-за отсутствия крупных купюр, начало использовать их и как портативные денежные знаки. К 1922 г. в обращении находилось, однако, уже достаточное количество 1000-марковых казначейских знаков. Поэтому 24 февраля 1922 г. Главное Управление государственного казначейства распорядилось об изъятии из обращения кассовых векселей меньшей номинальной стоимости (1000, 5000 и 10000 марок). Некоторые исследователи делают из этого вывод, что крупные векселя (в 25.000 и 100.000 марок) не имели хождения в качестве денег. Очевидно, однако, что данное распоряжение не дает основания таких выводов.

Статус находившихся в обращении векселей оставался несколько неопределенным. Официально они не были объявлены деньгами; порядок изъятия их из обращения представляется сомнительным. Распоряжение Главного управления Государственного казначейства об изъятии векселей было, откровенно говоря, незаконным. Это подтвердило и Государственное казначейство, признавая, что ни правительство, ни министр финансов не имели права определять сроки их изъятия. Руководствоваться тут следует общими законами, которые предусматривают 10-летний срок, по истечению которого казначейские векселя могут быть предъявлены в Государственное казначейство для уплаты по ним. К этому времени, однако, на руках у населения оставалось ничтожная доля всей эмиссии. Уже к 1 января 1925 г. оставалось невыкуплено только 520 000 марок. Последняя сумма более или менее стабильно сохранялась до 1935 г., когда при сведении баланса она была погашена.

Краткосрочные 5-процентные долговые обязательства Эстонской Республики, однако, были не первыми официальными платежными средствами периода независимости. За две недели до них в обращение были пущены платежные знаки таллиннской Учетной палаты.

Учетная палата – это место, где кредитные учреждения могут рассчитываться друг с другом путем перечисления. Это заметно экономит наличные, ускоряет и упрощает делопроизводство. Учетная палата была основана в конце 1918 г. по инициативе таллиннских кредитных учреждений.

С согласия Министерства Финансов образованная при Харьюском банке Расчетная палата уже в декабре 1918 г. выпустила различных чеков на сумму более 150000 марок. Чеки, разумеется, использовались только для взаимных расчетов. Однако, для смягчения острой нехватки дензнаков, Временное правительство в январе 1919 г. приняло закон, по которому Расчетной палате разрешалось выпускать платежные знаки достоинством в 50, 100, 200, 500, 1000, 5000, 10 000 и 25 000 остмарок. Для надзора за деятельностью Расчетной палаты был назначен государственный комиссар. Платежные знаки должны были быть обеспечены залоговым имуществом и иметь подписи выпустившего учреждения, правления Расчетной палаты и государственного комиссара. Они были повсеместно обязательны к приему. Однако выпуск платежных знаков разрешался только до основания государством собственного эмиссионного банка и начала эмиссии банковских билетов.

источник
Записан

Landser

  • Модератор
  • Старейшина форума
  • *****
  • Отзывы +259/-0
  • Сообщений: 8 468
  • Наши дети - наше будущее
    • Просмотр профиля
Re: Эстонская Республика
« Ответ #5 : Июль 05, 2011, 16:20:26 »

Денежные знаки Эстонской республики (1918-1940)

Продолжение. Начало в №30

 

Как свидетельствуют документы, чеки Расчетной палаты, снабженные соответствующими подписями и печатями, выпускались до конца 1922 г., но основная доля эмиссии приходится, разумеется, на 1919 – начало 1920 г.

В конце февраля 1919 г. в оборот были пущены первые 20000 марок, напечатанных специально в качестве платежных средств. Они эмитировались двумя номинальными стоимостями: серия “А” – 100 марок, серия “В” – 50 марок. Прочие номиналы и серии этого выпуска, занесенные в ряд каталогов, остаются, к сожалению, плодами фантазии их авторов, введенных в заблуждение опубликованным в Государственном вестнике постановление Временного правительства и тем обстоятельством, что 100- и 50-марковые платежные знаки относятся к разным сериям.

Третья эмиссия платежных знаков началась осенью 1920 года. 11 октября Банковский совет обратился к министру финансов с меморандумом, в котором указывалось, что из-за отсутствия денежных знаков предприятия не получают кредита, что тормозит развитие экономики. Поэтому Банковский совет пришел к необходимости возобновить разрешенный в январе 1919 г. таллиннской Расчетной палате выпуск платежных знаков. Новые платежные знаки предполагалось выпустить достоинством в 5000, 10 000 и 25 000 марок на общую сумму до 75 млн. марок в трехмесячный срок, начиная с 1 ноября. Хотя ответ министерства финансов был, фактически, отрицательным, Банковский совет истолковал его в свою пользу и начал эмиссию, хотя и не имел соответствующего распоряжения. Архивные данные подтверждают, что и эта серия ценных бумаг имела хождение в качестве денег.

Таллиннская Расчетная палата закончила свою деятельность 4 июля 1923 г. К этому времени в обращении находились еще ее платежные знаки на сумму в 1 225 400 марок, из них 10 400 марок в качестве чеков, 210 000 марок в качестве купюр достоинством в 50 и 100 марок и 1 00 5 000 марок в качестве крупных купюр третьей эмиссии. На покрытие этой суммы Расчетная палата депонировала в Банк Эстонии на свой текущий счет "1 225 400 марок, на которые Банк Эстонии впоследствии обменял ей чеки и платежные знаки. К 1935 г. невыкупленными оставались еще 309 200 марок (3092 кроны).

Для первых лет существования Эстонской Республики характерна хроническая нехватка денежных знаков. В платежных средствах были крайне заинтересованы руководители предприятий, которые испытывали острую необходимость в мелких купюрах. Еще в годы немецкой оккупации собственные деньги стали выпускать цементная фабрика “Порт-Кунда” и Нарвская суконная фабрика. В 1919 г. выпуск таких денег стал распространенным занятием. Еще в период Освободительной войны этим занялась Синдиская суконная фабрика. Весной 1919 г. с разрешения нарвского коменданта Э. Фрейденштейна выпустили свои платежные средства суконная и льнопрядильная фабрики в Нарве. Однако чиновники Главного управления государственного казначейства нашли эту деятельность противозаконной и подлежащей компетенции прокурора республики. Осенью 1919 г. фабричные деньги были изъяты из оборота.

Что касается имеющихся в некоторых каталогах долговых обязательств Сааремааского уезда от января 1919 г., то они выпускались только в качестве заемных свидетельств и не имели хождения в качестве платежных средств. Они не были официально признаны даже в качестве ценных бумаг, и в марте 1919 г. министерство финансов объявило их недействительными.

Бесконтрольно выпускавшиеся прежними властями денежные знаки и добавившиеся к ним различные ценные бумаги и чужая валюта могли удовлетворить потребности молодого независимого государства в денежном обращении. Поэтому в Эстонии велись приготовления к эмиссии своей “настоящей” валюты.

30 ноября 1918 г. Временное правительство приняло решение ввести в качестве государственной валюты эстонскую марку. Но так как создание банка требовало времени, а Государственное казначейство уже существовало, правительство решило поначалу выпускать деньги как государственные казначейские билеты. 9 декабря 1818 г. Временное правительство предоставило министерству финансов право выпуска государственных казначейских билетов. Предполагалось отпечатать купюры достоинством в 5, 10, 20 и 50 пенни и 1, 3, 5, 10, 20, 50, 100 и 500 марок. Величину эмиссии должно было определять Временное правительство. По курсу эстонская марка приравнивалась к 1 остмарке или 1 рейхсмарке или к 50 “восточным” копейкам.

Выбор марки в качестве номинала был не случаен. Обычно это объясняется тем, что в первые месяцы существования Эстонской Республики в ней имели хождение финские марки. Но финская марка стала законным платежным средством в Эстонии начиная с 14 декабря, т. е. через две недели после постановления правительства о выпуске собственных денег. Эстонское финансовое хозяйство в то время опиралось на немецкие оккупационные законы, вводившие здесь в обращение марки. Временное правительство не могло и не собиралось что-то изменить в этом отношении. Вопрос состоял только в выпуске своих денег, соответствовавших имевшей хождение валюте. Отсюда и марка.

Еще до выхода соответствующего постановления в Эстонии начались поиски возможности печатать деньги, но они не увенчались успехом. Вновь пришлось обращаться за помощью к финнам. 17 марта 1919 г. в литографии Тилгманна в Хельсинки началось печатание эстонских государственных казначейских билетов. Первыми были выпущены З-марковые купюры. Затем – дензнаки достоинством в 5, 10, 25 и 100 марок.

Первоначально предлагалось завершить печатание к 1 апрелю 1920 г., но работа затянулась. Судя по бухгалтерским книгам Тилгманна, последний тираж был передан Государственному казначейству 15 июня 1920 г. Всего эмиссия составила 513 348 000 марок, почти в четыре раза больше, чем планировалось вначале.

Одновременно с печатанием денег в Финляндии продолжался поиск соответствующих возможностей и в Эстонии. Для решения практических вопросов эмиссии был образован Государственный отдел изготовления ценных бумаг, деятельность которого документально прослеживается с февраля 1919 г. Вскоре выяснилось, что ограниченность местного технического потенциала позволяет печатать только разменные деньги.

Поначалу для этой цели были выбраны две частные типографии. Предприятие И. и А. Паальманнов в Таллинне взяло на себя печатание казначейских знаков в 50 пенни и 1 марку. Начали 22 марта 1919 г., с дензнаков в 1 марку. Другая типография Э. Бергманна в Тарту – выпустить незначительное количество знаков в 10 пенни.

Плохо оснащенные частные типографии не могли удовлетворить растущие потребности молодого государства. 26 апреля 1919 г. Т. Уссисоо предложил сосредоточить изготовление всех ценных бумаг в одной типографии и оснастить ее современным оборудованием. 10 мая 1919 г. типография Паальманнов была секвестрована и подчинена министерству финансов. 15 июля последнему были переданы и помещения Государственной типографии на Тоомпеа. Машины для печатания денег были приобретены, в основном, в Германии. Установить их в помещениях Государственной типографии оказалось невозможным, и пришлось построить новые, специально спроектированные, корпуса. Участок земли под них был приобретен в 1922 г., а в весной 1924 г. строители сдали здание типографии. Управляющим ее был назначен Т. Кяэрик. Типография представляла собой современное по тогдашним понятиям предприятие, способное изготовлять все нужные Эстонии ценные бумаги. В этих помещениях на ул. Нийне 11 типография находилась до 9 марта 1944 г., когда ее существование прекратил налет советской авиации.

В ситуации, когда дефицит государственного бюджета стал хроническим, его пытались как-то смягчить растущей эмиссией бумажных денег. В 1920–21 гг. особое внимание уделялось выпуску крупных купюр –в 500 и 1000 марок.

Для первого этапа эмиссии эстонских денег характерно то, что государство, пытаясь пополнить казну, выпускало большое количество бумажных денег без покрытия. Это привело к стремительному падению курса эстонской марки. Если в сентябре 1919 г. доллар США был равен 52, то через год – уже 400 маркам. Начиная с 1922 г., финансовое положение несколько стабилизировалось. Введя монополию на алкоголь и реформировав таможенные тарифы, Государственное казначейство впервые свело годовой баланс с превышением доходов над расходами. Отпала необходимость дополнительной эмиссии, напротив, деньги стали понемногу изыматься из обращения. В 20-е гг. были дополнительно отпечатаны только 50- и 100-марковые купюры в 1923 г., да еще новый тираж 100-марковых купюр серии “А” в 1927 г.

24 февраля 1919 г. Временное правительство приняло постановление обосновании Банка Эстонии. В его задачи вошли организация денежного обращения, упрощение фискальной деятельности и полезная инвестиция иностранного капитала. Эстонский банк задумывался как акционерное предприятие, во главе которого стояли правление и президент. 30 апреля 1919 г. правительство предоставило Банку Эстонии исключительное право печатания банкнотов.

В 1919 г. Банк Эстонии отпечатал в Хельсинки, в литографии Тилгманна, миллион 50-марковых банковских билетов, которые в конце года были пущены в обращение все же в качестве казначейских билетов. В 1921 г. в той же литографии были изготовлены банкноты в 100 и 500 марок.

Эстонские банкноты печатались и в типографии Отто Эльснера в Берлине. В 1922–24 гг. там был выполнен заказ на изготовление 100-, 1000- и 5000-марковых купюр.

Последняя серия банковских билетов в 1000 марок была отпечатана в 1927 г. в Государственной типографии.

Записан

Landser

  • Модератор
  • Старейшина форума
  • *****
  • Отзывы +259/-0
  • Сообщений: 8 468
  • Наши дети - наше будущее
    • Просмотр профиля
Re: Эстонская Республика
« Ответ #6 : Июль 05, 2011, 16:20:51 »

Денежные знаки Эстонской республики (1918-1940)

Помимо банковских и казначейских билетов в Эстонии имели хождение разменные деньги – как бумажные, так и металлические. 12 августа 1921 г. правительство разрешило министерству финансов выпускать разменные деньги достоинством до 25 марок. Их количество не могло превышать 10% от эмиссии казначейских билетов и не включалось в установленную законом эмиссию казначейских билетов.

В 1922 г. в оборот были пущены бумажные разменные дензнаки в 10 и 25 марок, второй и последующие выпуски которых отличаются от первого лишь обозначением серии “А”.

Помимо бумажных дензнаков в денежную систему входят и монеты. В июле 1919 г. Т. Уссисоо предложил по примеру Финляндии начать выпуск разменной монеты. В 1922 г. было решено взамен утративших годность казначейских билетов в 1 и 3 марки выпустить разменные монеты. Рекомендовалось пустить в общение и монеты в 10 марок, так как большая часть разменных бумажных знаков этого достоинства была уже негодна к употреблению.

Появление эстонских денег заметно изменило состав денежного обращения в стране. 2 мая 1919 г. распоряжением Временного правительства законным платежным средством была объявлена эстонская марка. На обмен чужих денег по прежнему курсу 1 эстонская марка – 1 русский рубль – 1 остмарка, давался срок до 20 мая 1919 г. Русские, или “восточные” деньги можно было использовать по прежнему курсу только в качестве разменных на сумму менее 1 марки. Официально этот последний принудительный курс утратил силу с 1 февраля 1920 г., фактически же русские деньги имели хождение в Эстонии в течение всего 1920 года.

Со временем возникла надобность изъятия из обращения негодных к употреблению денег и замены их новыми купюрами. 12 августа 1921 г. правительство разрешило министру финансов удалять из обращения казначейские знаки, имевшие хождение на равных основаниях с ними долговые обязательства в 50, 100, 200, 500 и 1000 марок и 50-марковые банкноты. На их обмен давался трехмесячный срок, после чего ликвидируемые платежные средства не могли иметь хождение, однако могли быть предъявлены к обмену в Государственное казначейство в течение года. Закон вступил в силу со следующего месяца.

В канун денежной реформы 1927 г. в обращении оставались 100- и 500-марковые казначейские билеты эмиссии 1923–24 гг., разменные дензнаки в 25 марок обоих выпусков, разменная монета в 1, 3, 5 и 10 марок и банкноты 1922–27 гг. в 100, 500, 1000 и 5000 марок.

В первой половине 20-х гг. курс эстонской марки заметно упал. На некоторое время удалось приостановить инфляцию, обеспечив стабильный курс 1 доллар США – 375 марок, но было ясно, что долго ему не продержаться. Назрела необходимость в денежной реформе. Другие балтийские государства осуществили ее в 1922 г., перейдя на национальные валюты. В Эстонии с 1924 г., когда министром финансов стал О. Страндман, был взят курс на реформу, 20 июня Государственное собрание приняло закон, переводивший эстонскую валюту на золотую основу. Денежной единицей была утверждена крона, золотое содержание которой устанавливалось в 0,403226 г. драгоценного металла. На бирже крона котировалась по цене золота на мировом рынке. Внутреннего хождения золотая крона не имела, ее использовали для международных торговых сделок.

В то же время было ясно, что без крупного внешнего займа золотая крона не продержится. В сентябре 1924 г. по рекомендации Англии Эстония обратилась в Лигу наций с просьбой об авторитетной консультации в области денежного обращения и финансов. В октябре 1926 г. в Женеве была составлена схема-рекомендация по упорядочению эстонских финансов, предусматривавшая пять необходимых шагов. Первым значился новый закон о финансах, который перевел бы государственную валюту на прочную основу. Во-вторых, рекомендовалось провести реформу устава эмиссионного банка, делающую Банк Эстонии независимым от государства и отделяющую его от министерства финансов. В-третьих, рекомендовалось предоставить Банку Эстонии исключительное право эмиссии денежных знаков с передачей ему для этой цели необходимого золотого покрытия и других средств. В четвертых, чтобы освободить банк от “замороженных” сумм, предполагалось создать некое ипотечное учреждение, в компетенцию которого переходили бы все операции с долгосрочными ссудами. Наконец, чтобы обеспечить новую валюту и укрепить позиции Банка Эстонии, требовалось получить заем за границей.

В соответствии с этой программой в 1927 г. были разработаны утвержденные 3 мая того же года новый устав Банка Эстонии, закон о финансах и закон о прекращении эмиссии казначейских билетов и разменных денежных знаков. На проведение мероприятий был взят внешний заем в 384800 долларов США и 676.000 фунтов стерлингов. Законы, регулирующие денежную реформу, вступили в силу с 1 января 1928 г. Банк Эстонии стал эмиссионным учреждением в чистом виде с исключительным правом выпуска банкнот. Минимальное достоинство банкнот устанавливалось в 5 крон. Эмиссия казначейских билетов и прочих бумажных денег, не являющихся банковскими билетами, запрещалась. Максимальное номинальное достоинство разменной монеты ограничивалось 2 кронами.

Тем самым денежной единицей Эстонской Республики становилась крона, которая, состояла из 100 сентов и содержала 0,403226 г чистого золота. Золотой стандарт 1924 г. сохранился, но теперь он был обеспечен внешним займом. Законным платежным средством в стране объявлялись банкноты Банка Эстонии. Государственному казначейству было оставлено право чеканить и пускать в обращение металлическую разменную монету, причем право определять вес, диаметр и состав металла предоставлялось правительству по предложению министра финансов.

Третьей важной составной частью денежной реформы стал закон о прекращении эмиссии казначейских билетов и разменных дензнаков. Казначейские билеты в 500 и 1000 марок передавались в распоряжение Банка Эстонии и приравнивались к соответствующим банкнотам. 100-марковые казначейские билеты и 25-марковые разменные дензнаки, а равно и монеты в марках временно оставались в обращении в качестве разменных платежных средств до появления новой разменной монеты. 100-марковые банкноты, а также казначейские билеты в 5, 3 и 1 марку и 50,20, 10 и 5 пенни должны были быть изъяты из обращения в течение двух лет, соответственно Банком Эстонии и Государственным казначейством.

Согласно новому уставу, вся деятельность по выпуску банковских билетов сосредоточилась в руках Банка Эстонии, в котором был образован отдел эмиссии. Решение о выпуске банкнот принималось советом банка по предложению правления. Так же утверждались и эскизы банкнот. На предмет печатания денег было заключено соглашение между Банком Эстонии и Государственной типографией. До появления новых денег соответствующая информация печаталась, как правило, в Государственном вестнике и в газетах.

Первыми были отпечатаны банкноты в 10 крон. Печатание банковских билетов началось 25 мая 1928 г. и продолжалось до 7 апреля 1930 г. В начале апреля 1928 г. правление Банка Эстонии приняло решение о выпуске банкнотов в 50 крон. Они печатались в Государственной типографии с 7 апреля по 6 ноября 1929 г.

9 апреля 1930 г. Государственная типография начала печатать банкноты в 5 крон. Рост потребности в деньгах потребовал дополнительного заказа, который был подписан банком и типографией в июне 1931 г.

15 июля 1930 г. Банк Эстонии заключил с Государственной типографией договор на выпуск банкнотов в 20 крон. (Дополнительные заказы последовали 25 октября 1933 и 5 февраля 1934 г.) Банкноты в 20 крон печатались с 11 апреля 1932 г. по 16 апреля 1934 г.

Последней пришла очередь самых крупных банкнот в 100 крон. Договор был подписан 25 октября 1933 г., но к тому времени не было даже эскиза, так что печатать крупные купюры начали только 5 мая 1936 г., а закончили 30 декабря 1937 г.

На этом серия эстонских банкнот была завершена и все номиналы пущены в обращение. Однако эмиссия банкнот не прекратилась. В связи с возрастающей потребностью в наличных, Совет банка принял решение о допечатке нового тиража 10-кроновых банкнот, отличающихся от предыдущего серией “А”. Договор с типографией был заключен 10 августа 1936 г. 10-кроновые купюры серии “А” датированы 1937 годом и пущены в обращение 10 сентября того же года.

Знатокам известна еще одна серия 10-кроновых купюр, отличающаяся литерой “В” и датой “1940”. Договор на изготовление 5 млн. экземпляров этих дензнаков был заключен с Государственной типографией 16 марта 1939 г. Из-за резких перемен политической ситуации этот заказ был выполнен в очень незначительной части. Правда, июньскому перевороту еще не сопутствовала ликвидация собственной денежной системы Эстонии. Купюры в 10 крон печатались до поздней осени 1940 г. (до 27 ноября).

Не был реализован план президента Банка Эстонии Я. Яаксона о допечатке 5 млн. 5-кроновых банкнот. Договор был заключен 31 мая, на купюрах предполагалось иметь литеру “А” и дату “1941”. Но в новых условиях банк вынужден был 28 августа 1940 г. попросить типографию отложить . выполнение заказа до соответствующего распоряжения, которое, естественно, не воспоследовало.
Записан

Landser

  • Модератор
  • Старейшина форума
  • *****
  • Отзывы +259/-0
  • Сообщений: 8 468
  • Наши дети - наше будущее
    • Просмотр профиля
Re: Эстонская Республика
« Ответ #7 : Июль 05, 2011, 16:21:34 »

денежные знаки эстонской республики (1918-1940)

Окончание. Начало в №№30-32

Хотя денежная реформа сосредоточила эмиссионную деятельность в руках Банка Эстонии, первые новые дензнаки выпустило как раз казначейство. Как известно, Государственному казначейству было оставлено право по требованию Банка Эстонии чеканить и пускать в обращение разменную монету из серебра, меди, никеля и других металлов номинальным достоинством в 2 и 1 крону и в 50, 25, 10, 5,3 и 1 сент. Право определять вес и диаметр монеты, состав сплава принадлежало правительству по предложению министра финансов, причем монеты в 1 и 2 кроны должны были содержать не менее 50% чистого серебра. До того, как будут отчеканены монеты, Государственное казначейство имело право выпускать бумажные разменные дензнаки соответствующего достоинства, однако с получением монеты оно было обязано изъять эти купюры из обращения. Эмиссия дензнаков в 2 и 1 крону разрешалась в объеме 6 крон на душу населения, остальных – в 3 кроны на душу населения. На изъятие из обращения разменных дензнаков давался год, после чего в течение года их еще можно было обменять в главной кассе Банка Эстонии в Таллинне.

Используя уже имеющиеся клише и преследуя разъяснительные цели, Государственное казначейство продолжило выпуск казначейских знаков в 100 марок, печатавшихся с 1927 г. (дата “1923”, серия “А”), однако начиная с номера 2600001 они снабжались надпечаткой вишнево-красного цвета на обеих сторонах “ОДНА КРОНА”. Соответствующий заказ был сделан Государственной типографии 21 декабря 1927. г., а первые кроны пущены в обращение 9 января 1928 г. Так как чеканка металлической монеты затягивалась, эти купюры печатались и в дальнейшем.

Купюра в 100 марок / 1 крону была единственным пореформенным разменным бумажным дензнаком.

По мере появления новых дензнаков старые банкноты и монеты изымались из обращения. Бумажная крона, выпущенная казначейством, исчезла из обращения в начале 1939 г.

После оккупации Эстонии Красной Армией и воспоследовавшей инсценировкой "революционного переворота" денежное обращение, по крайней мере, на бытовом уровне, поначалу оставалось прежним. По прежнему в ходу были кроны и сенты. Даже включение Эстонии в состав СССР 6 августа 1940 г. не повлекло немедленных перемен в этой области. Только с 25 ноября на территории Эстонской ССР, наряду с кроной, стали иметь хождение и советские рубли, ставшие обязательными к принятию всеми предприятиями, организациями и частными лицами в качестве средств платежа, расчетов, вкладов и т. д. Был введен курс: 1 крона – 1 рубль 25 копеек. Аналогичные операции были проведены и в других Прибалтийских республиках.

Одновременное функционирование двух валют было задумано как переходный этап к установлению единовластного обращения советских денег на новообретенных территориях. 25 марта 1941 г. в крупнейших газетах Прибалтики появилась скромная информация о том, что с этого дня дензнаки бывших независимых государств считаются недействительными и аннулируются. Единственной валютой на всей территории СССР отныне стал рубль.

Несмотря на поспешность, с которой Эстония приступала к изготовлению своих платежных средств, внешнему виду денег было уделено должное внимание. 13 декабря 1918 г., в тот самый день, когда Временное правительство постановило начать выпуск государственных казначейских билетов, было опубликовано сообщение министерства финансов о конкурсе на изготовление эскизов денег, почтовых марок и т. д. Лауреатами конкурса стали известные художники К. Рауд, Н. Трийк и П. Арен, однако их эскизы по большей части остались нереализованными. Первые эстонские деньги были оформлены напротив Т. Уссисоо и Э. Поландом.

25 мая 1921 г. министерство финансов объявило новый конкурс эскизов казначейских билетов. Целью его было получение эскизов купюр достоинством в 100, 500 и 1000 марок. Среди лауреатов не оказалось практически ни одного известного графика. Награды получили А. Вахтрам из Вал-деку, А. Альбо из Таллинна, Т. Бернстрем из Хельсинки и – единственный профессионал из всех – А Роозилехт из Пайде. Как и на прошлом конкурсе, победившие эскизы не были реализованы. Для оформления выпущенных в 1923 г. 100-марковых купюр был взят за основу, очевидно, эскиз X. Гринбергса. А оформлении вышедшей тогда же 500-марковой купюры наиболее весомую роль сыграл Г. Вестенберг. Новый выпуск 1000-марковых купюр так и не был осуществлен.

Эмиссию 100-, 1000- и 5000-марковых купюр в 1922–23 гг. осуществлял Банк Эстонии. К сожалению, авторство до сих пор не установлено. Вероятно, их оформил по мотивам первоначальных эскизов Р. Нимана какой-то неизвестный художник.

10- и 25-марковые бумажные разменные дензнаки оформлял Г. Вестенберг в сотрудничестве с другими специалистами Государственной типографии.

В 1925 г. был принят закон о Государственном гербе Эстонии, и 22 января 1926 г. было дано разрешение на использовании большого государственного герба, с точным соблюдением его внешнего вида, в оформлении нового выпуска металлических марок, автором которого был Г. Вестенберг. Тогда же началась подготовка к переходу на кроны и сенты. 4 июня 1926 г. было решено объявить конкурс эскизов 50- и 10-кроновых купюр. Победителем конкурса стал известный график Г. Рейндорфф, который вдобавок представил готовый технологический чертеж и 5-кроновой купюры. Второй приз получил гравер Государственной типографии К. Допль, третий – малоизвестный художник М. Тынисхоф. Исходя из принципа единства стиля, Банк Эстонии в 1930 г. заказал Г. Рейндорффу оформление и 20-кроновой купюры, а в 1934 г. – и 100-кроновой. На этом комплект банковских билетов Эстонской Республики был завершен, и можно без преувеличения сказать, что благодаря оформлению Г. Рейндорффа эстонские банкноты оказались одними из красивейших по тому времени в Европе.

По мере того, как улучшалось техническое оснащение типографий, бурно развивалась и технология изготовления денег. Первые эстонские деньги изготавливались в технике литографии. Несколько иным способом печатались первые казначейские билеты в Эстонии у Паальманна. Купюры достоинством в 1 марку и 50 пенни делались в технике высокой печати, причем для обеих сторон дензнака использовались два клише – одно для защитной сетки, другое - для шрифта и оформления. Крупные купюры в 500 и 1000 марок изготовлялись в Государственной типографии уже литографически. Значительно более современная технология применялась для печати эстонских крон. По эскизам изготовлялись оригинальные матрицы, причем гравюра лицевой части, как наиболее сложная деталь оформления, переносилась на пластину вручную, а для нанесения защитных сеток и виньеток использовалась т. н. гильош-машина. Печатание производилось по цветам. Разноцветные клише устанавливались в машину, а бумажные листы двигались от одной машины к другой. Оттиски, сошедшие с машины, после обработки и упаковки отправлялись под охраной в банк.

Печатание денег невозможно без соответствующей бумаги. Для заказанных в Финляндии казначейских и банковских билетов использовалась финская же бумага из Тервакоски. Более сложно установить, на какой бумаге печатались деньги в Эстонии. По крайней мере, часть бумаги производилась здесь же, на фабрике в Ряпина, еще некоторая часть заказывалась в Тервакоски.

Бумага для эстонских дензнаков производилась и в других странах. Так, все эстонские банкноты, изготовленные в Германии на предприятии Эльснера, печатались на эльснеровской же бумаге. Работала по заказам Государственного казначейства и берлинская фирма “И. В. Цандерс”. В связи с прекращением работ на Ряпинаской бумажной фабрике, бумагу для крон заказывали в Латвии, на фабрике в Лигатне.

Вся работа по изготовлению дензнаков проводилась, разумеется, под постоянным строгим надзором. В типографию и помещение, в котором разрешались листы, могли проникнуть только чиновники министерства финансов, техники и рабочие по предъявлению соответствующего удостоверения.

В 1930-е гг. Государственная типография Эстонии была вполне современным предприятием, которое по уровню своей технической вооруженности не уступала любому европейскому монетному двору. Тщательный надзор и контроль за изготовлением ценных бумаг обеспечивал высокое качество продукции.

Под властью большевиков Эстония прожила чуть больше года. Началась война, и к осени 1941 г. германские войска оккупировали всю Эстонию.

Осенью 1944 г. колесо истории совершило еще один поворот, и в Эстонии утвердилась советская власть – на сей раз на полувековой срок. Единственным платежным средством стали советские дензнаки.
Записан

Люк

  • Модератор
  • Старейшина форума
  • *****
  • Отзывы +260/-0
  • Сообщений: 6 054
    • Просмотр профиля
Re: Эстонская Республика
« Ответ #8 : Июль 06, 2011, 17:51:35 »

Записан