Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: Грозненский Центральный Рабочий Кооператив "НЕФТЕРАБОТНИК"  (Прочитано 1289 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Landser

  • Модератор
  • Старейшина форума
  • *****
  • Отзывы +285/-0
  • Сообщений: 8 883
  • Наши дети - наше будущее
    • Просмотр профиля

Грозненский Центральный Рабочий Кооператив "НЕФТЕРАБОТНИК"

Ссылка на каталог


Требование


Требование


Абонемент на забор товаров
Записан

Landser

  • Модератор
  • Старейшина форума
  • *****
  • Отзывы +285/-0
  • Сообщений: 8 883
  • Наши дети - наше будущее
    • Просмотр профиля

К вопросу о хождении бон ЦРК «Нефтеработник».

(Посвящается всем бонистам, сомневавшимся в хождении «кредитных бон» в качестве денег).

        Образцы выпущенных ЦРК «Нефтеработник» в гор. Грозном в 1923 г. «требований» об отпуске товаров сотрудникам Грознефти за счет последней и «ордеров» - на отпуск товаров членам профсоюза в счет мелколавочного кредита были предоставлены для разрешения выпуска в Валютное Управление Наркомфина СССР.

        Последнее письмо на имя Уполнаркомфина на Юго-Востоке России от 22-го декабря 1923 г. за № 013730 дало следующее заключение:

        «Для признания за обязательствами характера денежных суррогатов, запрещенных к обращению декретом от 13-го октября 1922 г., необходимо наличие двух основных признаков:

1) предметом обязательства должна быть денежная сумма и

2) обязательство должно быть на предъявителя. Выпущенные же Грозненским ЦРК ордеров и требования на отпуск товаров членам профсоюза и работникам Грознефти не являются денежными суррогатами, так как:

1) представляют собой не денежное обязательство, а документы на отпуск товаров, и 2) выпускаются не на предъявителя, а с проставленным именем получателя. Сверх того, для устранения возможности передачи ордеров и требований другим лицам, на таковых указано, что товары отпускаются лишь по предъявлении профкарточки или расчетной книжки получателя. Ввиду изложенного Валютное управление не находит достаточных оснований к запрещению ордеров и требований, выпущенных Грозненским ЦРК согласно приложенным образцам».

        Казалось бы, что после такого высокоавторитетного разъяснения для нас, бонистов, дело должно разрешаться просто: само Валютное Управление признало требования и ордера нефтеработника не денежными суррогатами, - долой их из коллекций, мы бухгалтерских документов не собираем.       Но ... жизнь ломает всякие рогатки и находит способы и пути обращать в свою пользу всякие разъяснения.  Соблюдены все признаки, которые мешали знаку стать денежным суррогатом, органы фиска успокоены, можно эти знаки обратить и в денежки.   Чтобы не быть голословным, сошлемся и здесь на официальные документы, но уже от марта 1924 г., то есть через три месяца после разрешения о выпуске     

1. Акт от 13 марта 1924 г.

«Мы финагенты, Зернич Ф.Ф. и Шумилло А.П. составили настоящий акт в нижеследующем. При наблюдении обращения денежных казначейских билетов, банкнот и дензнаков в магазине ЦРК Нефтеработник №№ 38 и 8 обнаружено, что кассиры, получая от покупателей денежные знаки государства, дают сдачу ордерами ЦРК Нефтеработник на предъявителя, часто против желания последнего, купюры на предъявителя достоинством в 5 к., 10 к., 50 к. и 1 р. черв. Проверено при выдаче кассиров два ордера за №№ 12429, 15727 достоинством по 50 копеек - эти ордера изготовления ЦРК Нефтеработник для долгосрочного кредитования рабочих и служащих, а теперь положен штамп достоинством 50 коп. и выдается как денежный знак на предъявителя всем покупателям без исключения. Гр. Борисова Н.В., проживающая в домах заводского района (фельдшерица), показала, что она категорически отказывалась от приема ордеров ЦРК из магазина № 8, но ей якобы сказали, что других денег нет и не будет. Что касается рынка, то установлено, что рынок тоже снабжен таковыми, каковые принимаются, как золотая денежная валюта. Даже были случаи, с подтверждением секретаря Уралова, что приходят торговцы, хотят платить за место в Рыночный Комитет, но Комитет отказывается принимать ордера, из-за чего вызывается ропот. Настоящий акт представляется Зам. Завгубфинотделом на распоряжение. Финагенты Зернич и Шумилло».

        2. Акт от 14 марта 1924 г.

        «Настоящий акт составлен Пом. Фининспектора 1-го района Бабахановым в присутствии финагента Шумилло и старшего юристконсульта т. Лидовского о нижеследующем: на основании мандата от 13/III за № 4230 произвели обследование кассы Главной Конторы Грознефти на предмет выявления и нахождения в таковой денежных суррогатов, выпущенных Правлением ЦРК «Нефтеработник», причем оказалось: в кассе денежных суррогатов на сумму 1010 руб. золотом в купюрах 10 к. и 50 к. По заявлению т. Лидского указанные суррогаты Главной Конторой Грознефти приобретены в Правлении ЦРК «Нефтеработник» за наличный расчет на предмет производства расчетов с рабочими за отсутствием мелкой валюты. Указанная сумма суррогатов конфискуется и передается с представителями Главной Конторы Правления ЦРК «Нефтеработник» на хранение опечатанные сургучной печатью фининспектора в количестве книжек 29. Пом. фининсп. Бабаханов. финагент Шумилло. ст. юрисконсульт Лидский».

        3. Акт от 15 марта 1924 г.

        «Настоящий акт составлен Пом. Фининспектора 1-го района Бабахановым в присутствии финагента Шумилло и главного кассира ЦРК «Нефтеработник» тов. Ларкина о нижеследующем: на основании мандата Губффо за № 4230 от 13.III-1924 года произвели осмотр кассы ЦРК «Нефтеработник»на предмет обозрения денежных суррогатов, выпущенных Правлением ЦРК «Нефтеработник». При осмотре кассы обнаружены выпущенные денежные суррогаты под названием «ордер мелко-лавочного кредита» пятирублевого достоинства, бывшие в обращении на которых отсутствует фамилия получателя товара из магазигна ЦРК. Означенные ордера были выпущены по требованию Грознефти для раздачи предприятиям Грознефти рабочим и служащим и, по заявлению ЦРК, они (ордера) должны быть именными. Почему на упомянутых ордерах Грознефтью не проставлены фамилии получателей товара - ЦРК «Нефтеработник» неизвестно. Правлением ЦРК «Нефтеработник» указанных суррогатов выпущено на сумму 5.114 руб. золотом разного достоинства. Кроме того, в кассе обнаружено «ордеров» не выпущенных на неопределенную сумму. Ордера эти опечатаны сургучной печатью фининспектора: в трех мешках и один сундук, и один ящик, которые сданы на хранение кассиру тов. Ларкину. Пом фининспектора Бабаханов. Финагент Шумилло. Главный Кассир ЦРК Ларкин. Предправления ЦРК Полетаев».

        4. Объявление от 13 марта 1924 г.

        «С Субботы 15 сего марта во всех магазинах ЦРК прекращается прием ордеров ЦРК мелколавочного кредита (по требованию Рабоче-Крестьянской Инспекции). Никакие претензии после этого числа ЦРК принимать не будет. Финансовый Отдел ЦРК Соболев».

        5. Резолюция завгубфинотделом.

        «Направить прокурору для привлечения Правления ЦРК к ответственности за нарушение постановления СТО, послав копию материала ГПУ, РКИ, Исполкому и Уполнаркомфина».

        Пожалуй, можно поставить точку. Лучше официальных документов не скажешь. Последние говорят о том, что «ордера» мелколавочного кредита выпущенные в купюрах 50 к., 1 р., 2 р., 3 р. и 5 р. в знаках 1923 года и превращенные в червонную валюту и «ордера долгосрочного кредита», выпущенные в купюрах 1/100, 1/50, 1/20, 1/10, 1/5, 1/2 червонца и 1 червонец, надпечатанные затем в червонные копейки и рубли, имели разменно-денежный характер и сравнительно широко обращались. Другими словами, эти ордера с надпечатками подлежат включению в коллекции, как денежные суррогаты, - как они прямо без обиняков и именуются в актах финансовых работников. А только это мы и хотели доказать всем сомневающимся и еще раз сказать, что каждый «кредитный бон» только потому, что он кредитный, - еще нельзя выбрасывать из коллекции, а надлежит сначала более детально изучить условия его выпуска, чтобы знать наверняка - имел он хождение как денежный суррогат или нет.

        Что касается «требований» ЦРК, то они не попали финагентам лишь потому, что в 1923 г. уже не обращались.

Вл. Соколов.

ИСТОЧНИК
Записан